Станислав Морозов: «Успех клипа появляется тогда, когда у зрителя возникает вопрос: как это сделано и зачем?»

Станислав Морозов

Станислав Морозов уже не первый год радует своими клипами. Он известен благодаря совместным работам со многими артистами, в частности, благодаря клипу «Перечекати» с певицей Тиной Кароль.

Также Станислав Морозов сотрудничал с Таисией Повалий, группой SEREBRO, Максимом Фадеевым, Глюк’оZa, Анной Седоковой, Юлией Савичевой, группой PLAY и другими звездами. Сюжеты его клипов восхищают и занимают первые позиции музыкальных чартов. В этом году его, как авторитетного режиссера, пригласили в Национальный союз кинематографистов Украины.

В интервью для Xxl.ua Станислав Морозов рассказал о секретах съемок своих самых ярких клипов, в чём заключается ключ к успеху музыкального видео и с чего всё начиналось.

Говорят, вы начинали карьеру режиссера в команде Алана Бадоева?

Да, я рад такому опыту работы в мощной команде. Алан мне вообще во многом помог! Нас познакомила певица Анна Седокова. Наше знакомство началось с улыбки, теперь она нас никогда не покидает. Мы начали тесно общаться, дружить, а потом и работать вместе. У Алана я был как оператором на ряде проектов, так и снимающим режиссером телевизионных проектов.

Первым проектом, над которым Алан меня пригласил поработать вместе, была рекламная компания телеканала РуТВ в Москве, мы снимали за одну экспедицию Григория Лепса, Нюшу, Полину Гагарину, Влада Соколовского, Тимати, Веру Брежневу, Николая Баскова и певицу Глюкозу. Для меня это, конечно же, была большая ответственность, потому что до этого я никогда не снимал артистов первого эшелона. А Алан Казбекович дал мне возможность посотрудничать с топом эстрады СНГ. И в следующем году я уже снимал Наташу Чистякову (Глюкозу), но уже не как оператор, а как режиссер, съёмки проходили в Пиренеях (во французской и испанской части). Спустя некоторое время, мне поступило предложение стать снимающим режиссером проекта «Хочу к Меладзе», спорить я не стал (смеётся). И с большим удовольствием вошел в этот большой и длительный проект с отличной командой.

А почему вы перестали работать с Аланом?

Это большое заблуждение, я не переставал с ним работать. Просто операторы и режиссеры работают над творческими задачами, а не в систематическом забое. И поэтому то, что мы зачастую не в одной команде с Аланом Бадоевым, абсолютно привычная история в мире видеопроизводства. Алан всегда работал со множеством операторов, хотя у него, конечно же, есть определённые предпочтения. И я, как режиссер, считаю, что это абсолютно нормально, ведь я и сам работаю с Владимиром Шкляревским, и со Славой Пилунским, и с Антоном Поповым, и с Михаилом Шашко. И получаю удовольствие от работы – как с ними, так и с другими операторами.

Станислав Морозов

Какой момент в своей карьере режиссера вы считаете переломным?

Для меня это был большой прорыв – начало сотрудничества с продюсерским центром Максима Фадеева. А случилось это так: я в тот момент уехал в Прагу и снял достаточно серьезное музыкальное видео. По крайней мере, тогда мне так казалось, ведь это была дебютная работа молодого артиста, а в результате я получил неоднозначный фидбек от него. Исполнителю работа показалась немного экстравагантной, но в дальнейшем мне это сыграло только на пользу.

Я находился в Чехии, это был 2014 год, и мне поступил звонок. На тот момент я не снимал около месяца и был почти в апатии. Для меня, как для режиссера, это была вакуумная тишина. Хотя я и снимал там виральную проходящую рекламу, но это не в счёт, высокохудожественной составляющей там не было. И вот мне поступил неожиданный звонок, человеком на втором конце оказалась Ирма Польских и она сообщила, что к вам придёт одна песня, а потом ещё семь. Я спросил: «В смысле?» и получил ответ: «Да, проверяйте почту, а ещё на Vimeo ролик у вас есть, вот Максим Александровичу интересно, как это было снято». Позже поступил звонок уже от самого Максима Александровича Фадеева. Мы разобщались, он спросил «А как вы это сняли?». Речь шла как раз о том клипе, который артисту показался слишком экстравагантным. Я ответил: «Коммерческая тайна», Максим Александрович в свою очередь оценил мою шутку. Вот так мы и начали работать.

У каждого режиссера есть своя стилистика съемки. Как бы вы описали почерк Станислава Морозова?

Это определенно странные истории. Мне очень нравится удивлять. В первую очередь для меня важно, чтобы картина была запоминающейся и «хрустящей», имеется в виду, чтобы стилистика, пластика, темпоритм повествования заставляли человека «пристаканиться». И за первые 7 секунд видео он захотел его досмотреть до конца или как минимум до середины, а не сбежать (смеется).

С точки зрения эстетических норм, мне сильно нравятся центральные композиционные решения, я считаю это достаточно интересным. Вообще в органическом мире симметрия – крайне редкий зверь, это либо диковинный случай проявления хаоса, либо планомерное деяние рук человека. А поскольку я контролирую весь процесс, от эстетики и стилистики до мастеринга, мне доставляет удовольствие находить и создавать центральные композиционные решения. Ещё я очень люблю и ценю командную работу, обожаю своих художников постановщиков — Алёну Гаджилову и Галу Венгловскую, безотказных и мощнейших продюсеров — Максима Туканова, Николая Полудня, Александра Диколя, операторов постановщиков высочайшего пилотажа — Владимира Шкляревского, Славу Пилунского, Михаила Шашко и весь наш крю (crew – команда), который со мной всегда до победы. Считаю, что именно они делают те самые невероятные кадры, а я их просто очень хорошо мотивирую (смеется).

Ещё я люблю рассказывать истории, даже когда «играю в комиксы» (так я называю плоские кадры с линейным действом). Это сюжетная линия, в которой я начинаю с пункта А и прихожу в пункт Б, но этот маршрут строится из моих кодов.

В истории, помимо завязки и сюжетных поворотов, очень важен катарсис, пресное послевкусие – это не самый лучший из вариантов.

И ещё жутко не люблю «сериальный» свет и считаю его самым большим бракодельством на планете, это вершина профнепригодности.

Станислав Морозов
Во время сьемки клипа для казахской певици Индиры Едильбаевой Станислав Морозов инсценировал крушение авиалайнера в киевском ботсаду.

Стас, наверное, самый сложный вопрос – как зритель может распознать вашу работу среди работ других режиссеров?

Я всегда снимаю по-разному, но, как у любого другого режиссера, для меня существует понятие «режиссерский почерк», а порой и стилистические самоповторения, что абсолютно нормально. При этом я всегда стремлюсь, чтобы каждая работа была знаковой и отличалась от других, даже если это касается одного артиста.

А основополагающее для меня в видеопроизводстве – это стабильность в уровне качества.

Как бы вы описали портрет артиста, которому нравитесь как режиссер?

Храбрый (смеется). Потому что те пути визуального изложения, которые я выбираю, объективно не простые. Исходя из этого, артист должен быть готов поучаствовать в большом приключении, в результате которого появится вопрос: «Как это сделано?» либо «Зачем это сделано?».

Мне вообще очень нравится, когда появляются вопросы во время просмотра. Но храбрость однозначно должна присутствовать у артиста — не только чтобы с тигром поцеловаться или прыгнуть с 40 метров возможно и не в воду, загореться, вися на системе за одно только запястье, но и потом принять монтаж (смеется).

Каждая видеоработа для меня – это конкретный поступок, за который я отвечаю, какая бы задача не стояла! А поскольку артист и является основной целью моего прицела, то он должен быть со мной от начала до победного конца, бороться и побеждать.

Станислав Морозов
Съемка танцевального клипа Дениса Реконвальда на песню «Затуманила».

Стас, о вас не стихают разговоры после съемки клипа для певицы Тины Кароль на песню «Перечекати». Как проходили съемки?

От Тины поступила музыкальная композиция и одна фраза: «Хочу красный клип». Вот так это и выглядело. Всё, что происходило дальше, уже полёт фантазии. Снимали в Киеве, в павильоне, где была проведена очень масштабная постройка из 3-х основополагающих декораций, из них две по ходу съемки перестраивались по задаче. В этой работе был не только высокохудожественный ключ, но и не менее серьезные инженерные решения всей команды. Боролись с не только достаточно сложными задачами по свету, костюму, гриму, каскадерским системам, мощной декорацией, так и с самим красным цветом – ведь он очень коварный, да и задача в принципе стояла не тривиальная. Как результат – Тина везде очень красивая и это музыкальное видео очень интересно смотреть, всё это напрямую связано с моей командой. Слава Пилунский, Максим Туканов, Наташа Стрильчук, Соня Солтес, Андрей Полетаев, Саша Дробот и Валерий Бутков – большие профессионалы своего дела.

Этот клип был презентован на канале VEVO, кстати, Тина была первой среди артистов СНГ, которая презентовала клип на этой платформе, и мне было очень приятно создать эту работу для неё. Я считаю Тину очень волевой, настоящим бойцом в работе и тонкой в искусстве.

А кого бы вы ещё отметили из украинских артистов с волевым характером?

Также я бы отметил волевой характер Таисии Повалий. Она понимает, что ей нужно, Таисия от первого до крайнего кадра работала со мной, не покидая площадку ни на минуту, добиваясь реализации поставленной задачи. А учитывая специфику съемки нового клипа Таисии Повалий на песню «Сердце – дом для любви» была проведена грандиозная работа, ведь мы не использовали хромакей (зелёный фон). Зачастую, чтобы дорисовывать несуществующие элементы, используются зелёные либо синие фоны. Мы же использовали ноу-хау. И Таисия проявила себя как настоящий профессионал, отдавшись процессу на все 100%.

Так получается, что чем больше артист, тем он больше человек. Молодые артисты зачастую ещё не понимают, что съемочный процесс – это командная работа. И здесь нельзя сказать, что оператор-постановщик важнее, чем осветитель, что к нему нужно относиться с меньшим уважением.

Станислав Морозов
Съемка клипа Таисии Повалий «Сердце — дом для любви»

Стас, вы также известны своими работами для группы SEREBRO продюсерского центра Максима Фадеева. Как вам работалось с участницами?

Мне очень нравится снимать видеоработы для группы SEREBRO. В продюсерском центре Максима Александровича Фадеева есть очень важная и отличительная черта. Все артисты – люди очень приятные и интересные. Я не знаю, как у него получается притягивать такое количество положительных и открытых людей, но это факт.

Кстати, именно с работой «Kiss» для SEREBRO я впервые был указан в титрах в продюсерском центре Максима Александровича Фадеева как режиссер. Что для меня являлось фактическим признанием. Зачастую в ПЦМФ (Продюсерский центр Максима Фадеева) это было исключено из повестки дня – упоминание режиссера в титрах. Конечно, это связано ещё и с тем, что Максим Александрович – невероятно талантливый человек, он не только исполнитель, продюсер, композитор, но и неоднократно сам режиссировал клипы. Не будучи большим поклонником избытков лучей славы, и без того его преследующей, Максим Александрович себя не титровал. Я очень рад, что мы плотно работали на протяжении не одного года.

Станислав, у каждого режиссера есть большая мечта о полнометражном фильме. О чём будет ваш?

Я уверен, что и эта мечта сбудется. Так как она уже сбылась у моего друга Вовы Шкляревского, который сейчас снимает полнометражный фильм в Лос-Анджелесе, а значит скоро и на моей улице появится бюджет (смеётся). О чём оно будет, я, пожалуй, умолчу, но настаиваю — следите за афишами (смеётся).

Если говорить о кино, нужно понимать, для кого ты его снимаешь. Ведь если ты это делаешь для международной аудитории, нужно рассказать такую историю, которая найдет отклик в преобладающем большинстве всей планеты Земля. Если мы говорим о кино для постсоветского пространства, то стоит затрагивать иные темы и выстраивать сюжеты уже не столь широкими мазками.

Моё кино будет однозначно не пустое, я хочу рассказывать истории, а не тянуть хронометраж.

Коль мы продолжаем говорить о кино, я восхищаюсь проектом «Желтый автобус», его основал Слава Пилунский, он обучает детей из зоны АТО (и не только) киноискусству.

Станислав Морозов

А что самое страшное для режиссера?

Наверное, это безразличие, когда режиссер делает «нормально». Лучше сделать плохо, чем нормально, это хотя бы запомнят. И, пожалуй, безразличие к социуму. Ведь режиссер – это социолог, в первую очередь, и он работает с сознанием масс. Меня, к примеру, интересуют не только субкультурные метаморфозы, но и более глобальные вещи, например, в своём фильме я бы поднял тему социальной деменции.

А ещё страшно, когда режиссер не доверяет своей команде и вмешивается в процессы всех инстанций с «ценными указаниями». Я считаю, что если ты пригласил к сотрудничеству профессионала, то будь добр, доверься ему, не мешай и занимайся режиссурой.

Расскажите о своих планах на будущее. Чем сейчас заняты?

Сейчас идет монтаж нескольких видеоклипов и подготовка к съемке новых. У режиссёра происходит всё параллельно. Мы готовим к премьере новые видео работы для Таисии Повалий, SENDER, группы PLAY продюсера Александра Диколя, которое мы снимали в очередной раз в Барселоне. И также в апреле ждет выхода в свет дебютное видео невероятного артиста Дениса Реконвальда на песню «Затуманила». Это будет танцевальный видеоклип с очень красивой и сложной хореографической постановкой от Сергея Гумана. Ну и пара индорных работ, детали которых я не могу разглашать.

Ещё одним из моих нестандартных занятий этой весной стало создание книги об уличном искусстве вместе с моим другом Гео Леросом. Он придумал Art United Us – проект, приглашающий художников со всего мира для создания муралов по всей стране. Логическим его продолжением стала книга KYIV STREET ART, и это свершилось – она готова к изданию.

Так что буду (и будем) удивлять!

@irmapolskikh @pierrenarciss @wwwandreylooscom @mary_pcmf @sergeevih

Публикация от Stanislav Morozov (@stanislavm)

Автор: Мария Боровенская
Фотограф: Галя Руденко

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев