Слово продюсера: интервью с Юрием Никитиным

Юрий Никитин

Украинский шоу-бизнес немыслим без Юрия Никитина. Не так давно известному продюсеру исполнилось 50. И мы решили не просто поздравить его с юбилеем, но и обсудить самые интересные проекты последних лет.

Никита Добрынин: Последний раз мы виделись на ивенте, где вы рассказывали о своих поражениях и победах. Было очень познавательно. Какая самая большая удача произошла за последнее время?

Юрий Никитин: Фредди Меркьюри и Майкл Джексон говорили, что ты так же хорош, как хороша твоя последняя работа. Поэтому они всегда стремились сделать свои последние работы самыми крутыми, яркими и выразительными. Я тоже об этом думаю. Наша самая новая работа как менеджмент-компании ‒ это музыкальный проект KAZKA и песня «Свята». По моему мнению, это самая яркая работа прошлого года, сделанная в Украине на украинском языке.

Н. Д.: Мой друг Сергей Локшин написал текст к этой песне. Говорит, с вами интересно работать, вы четко знаете, каким должен быть финальный продукт. Это интуиция или навык, наработанный годами?

Ю. Н.: Это интуиция и навык, наработанный годами. Один из основных моментов – сотрудничество с правильными людьми: профессиональными, талантливыми и тонко чувствующими. Второй – крутой результат. И поскольку за него отвечаю я, как и за продукт в целом, то все детали в нем должны меня устраивать. И главное – вера в проект каждого из членов нашей команды и моя.

Я пропускаю через себя каждое слово, каждую спетую артистом ноту, каждый звук в песне. Мы продолжаем слушать и менять ее до тех пор, пока все в ней не становится идеальным. В какой-то момент я вдруг чувствую ‒ это оно! И тогда мы выпускаем песню в эфир.

К сожалению, у нас отношения к музыкальному бизнесу как к чему-то вроде «проснулся, выпил, что-то записал на студии, выпустил на радио, завтра в клубе выступаю»

Н. Д.: Сейчас многие проекты отказываются от продюсера. К чему движется шоу-бизнес?

Ю. Н.: Многие отказываются от продюсеров. Но, продюсер – слишком обобщенное понятие, во-первых. А во-вторых, толковых продюсеров единицы. Так вот, от некомпетентных отказываются, и это правильно, а к крутым музыкальным продюсерам «стоят в километровых очередях», чтобы сотрудничать с ними. Получить знакового саунд-продюсера для записи или культового музыкального менеджера для работы – практически невозможно. У них нет возможности работать со всеми. Они работают только с самыми лучшими. Я знаю сотни супертандемов «артист – продюсер/компания», которые добивались глобального успеха, и только единицы тех, кто вспыхивали сами по себе, в одиночку. И то, что, будучи на пике они остались одни, не означает, что на том или ином этапе карьеры рядом с ними не находился мощный менеджер или продюсер.

В рамках Школы Музыкального Бизнеса NIMBS мы как раз и говорим о системе, благодаря которой любой музыкант может стать суперзвездой, и реже равняемся на исключения.

Н. Д.: Много ли желающих стать менеджерами и обучаться продюсированию как бизнесу?

Ю. Н.: К сожалению, все 30 лет, что я занимаюсь музыкой, у наших людей отношение к музыкальному бизнесу было как к чему-то вроде «встал, проснулся, выпил, что-то записал на студии, выпустил на радио, заиграло, завтра в клубе выступаю». И только сейчас, после анализа доходов некоторых отечественных исполнителей, толковые ребята стали всерьез задумываться над участием в нем. Согласитесь, миллион дохода за один концерт – серьезный повод для размышлений.

Н. Д.: В этом году исполняется 20 лет вашему сотрудничеству с Андреем Данилко. Вы помните вашу первую встречу?

Ю. Н.: Когда мы начинали работать, Андрей Данилко, точнее VERKA SERDUCHKA, уже был популярным артистом разговорного жанра с уникальным персонажем. Данилко – это гений глобального значения, мирового уровня, как Чарли Чаплин, Бенни Хилл… Я точно помню момент, когда у меня возникло желание с ним работать ‒ мы стояли с Ириной Билык в комнате нашей квартиры, и по телевизору шел фестиваль «Пісенний вернісаж». И вдруг на сцене VERKA SERDUCHKA с номером «Проводница». Так я не смеялся давно и во что бы то ни стало захотел работать вместе. Мы познакомились на мероприятии во Дворце «Украина», где я оставил ему свой номер телефона и сказал, что хочу с ним работать. На моем дне рождения в этом году он сказал, что у него даже сохранился блокнот, где я красной ручкой написал ему свой номер телефона.

Н. Д.: Вы работали над множеством проектов. Какой из них оказался самым знаковым?

Ю. Н.: Ирина Билык ‒ знаковый проект, потому что самый первый. И потому что в первых треках часть музыки я делал своими руками. Из неизвестной артистки Ирина Билык стала суперзвездой, певицей номер один, легендой новой украинской популярной музыки. Андрей Данилко стал знаковым, потому что стал артистом №1 на всем постсоветском пространстве. И с тех пор никто не приблизился к его уровню.

Юрий Никитин

Н. Д.: В следующем году творческой деятельности Ирины Билык исполняется 30 лет. Вы знаете, что будет с проектом дальше?

Ю. Н.: Я не знаю. После 24 лет совместной работы мы не сотрудничаем больше как «артист-продюсер», мы просто друзья.

Н. Д.: Видите ли вы в украинском шоу-бизнесе артистов, которые могут подняться до вершины Ирины Билык?

Ю. Н.: Подняться до уровня номер один несложно. Вопрос лишь в том, насколько долго они смогут там оставаться. Можно быть хорошим артистом, а можно быть великим. Великие ‒ это люди, которые не просто добиваются популярности в краткосрочном периоде. А те, кто остается в сердцах зрителей на десятки лет. Ирина Билык – великий артист.

Н. Д.: Какие три вещи вас раздражают в украинском шоу-бизнесе? Что вы хотите исправить?

Ю. Н.: Мне бы хотелось, чтобы индустрия была более консолидирована. Чтобы была культура внутренней коммуникации. Хочется больше уважения со стороны начинающих артистов и тех, кто добивается краткосрочного успеха. Люди часто забывают о том, что все развивается волнообразно и рано или поздно спад начнется и у них. Нужно всегда помнить, что так будет не всегда.

Н. Д.: Помогает ли ваше увлечение йогой спокойнее относится ко всему этому?

Ю. Н.: Йога помогает мне чувствовать себя хорошо и спокойно. Это хорошая гимнастика и способ поддержания тела в отличной форме.

Н. Д.: Вам исполнилось 50. Для мужчины это возраст, когда он начинает коллекционировать машины, картины. У вас появилось какое-то новое увлечение?

Ю. Н.: Когда вы называете цифру 50, начинаю думать, ничего ли вы не перепутали? Знаете, раньше я все делал на бегу. Было мало времени и много работы. Я мог выпить что угодно, наспех купить одежду, поесть непонятно что. Теперь я стараюсь коллекционировать настоящие эмоции, настоящую радость от всего, что делаю. Стараюсь подходить к каждому действию максимально осознанно. Если пью или ем, то самое качественное, если слушаю музыку, то самую лучшую, если общаюсь, то с теми, кто меня вдохновляет. Мне хотелось бы следующую часть жизни провести максимально осознанно и получать максимальное удовольствие от всего, с чем я соприкасаюсь.

Текст: Никита Добрынин

Интервью из журнала XXL январь-февраль 2018

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев