Владимир Тихий (режиссер): я хотел рассказать как мы живем, а не как маньяки похищают детей


Антон Черничко поговорил с украинским режиссером Владимиром Тихим. Разговор состоялся на Одесском кинофестивале. 

Владимир Тихий режиссер. Снял «Зеленую кофту» и «Да это же говно!». Принимал участие в съемках кинопроекта «Украина, гудбай».

Как вам фестиваль?

Прогрессирует. Тут какая история: до Одесского кинофестиваля у нас были неплохие фестивали — “Молодость” или тот же “Крок”. Они несли определенную культурную миссию, но кино тогда в Украине по большому счету не было. Никакой роли то кино не играло.

В этом фестивале я вижу украинский конструктив. Он мне напоминает российский “Кинотавр”, представляющий новую кинореальность России. Одесский мне кажется тоже пришел к этому. Одесский кинофестиваль это главный украинский фестиваль, акцентирующий свое внимание на украинском кино.

Сколько вам удалось фильмов посмотреть, какие можете порекомендовать?

Я посмотрел “Иду” — польский черно-белый фильм. Могу абсолютно четко его рекомендовать. Очень синефильская вещь, но при этом пригодная для неискушенных зрителей. Прекрасные актерские работы, винтажный язык повествования — отличное кино, словом.

Больше у меня ничего не получилось посмотреть. Потому что в большинстве случаев приезжаю на кинофестиваль как кинематографист, а это встречи с местными и зарубежными кинопрофессионалами, пресс-конференции.

Сегодня премьера фильма вашего коллеги “Поводырь”, а завтра “Майдан” Сергея Лозницы. Что вы можете сказать об этих фильмах?

Я пока эти фильмы еще не видел, хотя в обеих съемочных группах работают мои близкие знакомые. Но эти фильмы представляют для меня большой интерес.

Вам понравилось, как “Зеленая кофта” была воспринята аудиторией?

Да, понравилось. В принципе, я рассчитывал даже на более экзальтированную реакцию, потому что когда мы пару лет назад показывали здесь “Украина, Гудбай”, тогда публика была очень возбуждена и кричала “Вы растлеваете душу!”.

Реально, в Одессе очень крутая реакция публики. Она дает пять очков форы всем другим регионам. Особенно по степени что-то сказать тебе в лицо, обвинить и так далее.

Однажды мне и вовсе заявили “Как вы можете на сцену выйти после такого фильма?”. В данном случае, не было таких реакций и это меня даже разочаровало. Я думал, что будет по жестче.

Вас не расстроило, что после фильма, когда вы стояли на сцене, публика в своих вопросах обращала внимание не на сам фильм, а на его недостатки, какие-то нисхождения?

Такая у нас публика. Но она хорошая. Наш зритель привык смотреть кино определенного формата, кино, которое красивое, которое расположено к зрителю. Кино, которое позитивно относится к зрителю. И вот они ждут от всего кино такого, и если вот этого типа нет, значит кино плохое.

Это отдельная большая проблема пост советского пространства. Вот соцреализм — это же не просто направление, это же реально существующая художественная форма реальности и она осталась до сих пор в головах. Все люди хотят, чтобы им показывали мир.

Вчера вам заметили влияние Гай-Германики на ваше творчество. что вы скажете?

Это один из тех киноязыков, который адекватен этому времени. Не то чтобы это влияние, просто в этом ключе фильм и был снят.

А вообще есть такой режиссер, который повлиял на ваше творчество?

Ну как повлиял. Есть люди, которые тебе импонируют и есть те, которые заставляют тебя заниматься самоидентификацией. Я люблю Линча, Тарковского, Бергмана.

Из современных: Дарденны делают всегда интересное кино, опять же Триер — человек, который демонстрирует образ современного кинематографиста.

Это человек, который по сути перестает быть человеком за кадром, а присутствует априори в кадре и является самим в своем роде художественным фильмом. Хотя это его природа скорее всего.

Ваш фильм, показывает проблему и даже трагедию общества в своем слепке. Вас не расстраивает тот факт, что люди, которые являются непосредственной частью этой проблемы или даже ее создателями обвиняют вас в излишнем негативе?

Меня это задевало какое-то время, а потом я понял, что это закономерно. У людей существует какое-то четкое свое представление, каким должно быть искусство.

Слово “искусство” подразумевает не то, что есть, а то, что мы хотим видеть. Но это вся та же соцреалистическая история. А реальность — она ведь травматична. А вы ведь живете в том мире, который сами не хотите видеть.

Люди хотят жить в Германии, в США. А когда этот травматичный мир показывается зрителю с экрана.. на самом деле это какая-то подростковая болезнь нашего общества, которой мы должны переболеть. В Польше та же ситуация.

После просмотра “Зеленой кофты” меня спросили, зачем вот это так камерой трусить? Ну зачем? Сделали бы камеру плавной, мне бы понравилось, а так меня это раздражает. Зачем вы показываете, что жизнь такая вот не интересная? Это определенная проблема самоидентификации себя настоящего с тем, каким ты хочешь быть.

Здесь происходит некое раздвоение личности. Это философский вопрос, поэтому обижаться на этих людей не стоит. Наоборот — это прекрасно, что они задаются этими вопросами. Следующие два фильма той же Гай-Германики, которые они увидят, будут восприняты ими по-другому, вот что хорошо.

А как фильм был принят в Сан-Себастьяне?

Ой, в Сан-Себастьяне было прикольно. Было четыре показа и все залы на были полные. Причем, как залы на 300 человек, так и маленькие зальчики для абсолютно фестивальной публики.

Мне было приятно, хотя это был и шок. Потому что такая экзотика, как украинский фильм, я вообще не понимаю, как на него могли там прийти. Потому что этот фестиваль для испаноязычного кино, Европа представлена топовыми производителями, а восточного и азиатского кино почти нет.

Но там и публика другого уровня, с хорошим интеллектуальным багажом. Они задают вопросы другие. Вот именно по поводу жанра, киноязыка, изменения кинореальности. Интересно было. У них осторожное отношение к тому, что снимает Украина, Россия, Польша.

Был приятный момент, который мне понравился. Однажды мы с Игорем Савиченко прогуливались по пустому центру города в поисках подарков родным, когда нас догнал какой-то дедушка.

Он узнал в нас создателей картины и заговорил о сверхзадаче фильма, об игре жанров. Он сказал, что считает неправильным что социальные проблемы долдны показываться в формате драмы. Наш фильм это не драма, а фильм ужасов.

История фильма основана реальных событиях?

Фабула реальна. К сожалению, у нас пропадают дети и их не находят. Я общался со следователем по особо важным делам, который 20 лет занимался маньяками по области, он также работал по Чикатило.

Он мне объяснил, что такое маньяк в советском и пост советском обществе. Что такого человека часто невозможно поймать. Он мне и рассказал, что такие люди могут выбрать свою жертву по яркому цвету, вот например как с этой зеленой кофтой.

О чем ваш фильм?

Фильм о том, как жуткая затхлость жизни нашего общества может уничтожить личность. В фильме это главная героиня, по сути ребенок. Если бы на ее месте был взрослый человек, это было бы не так остро принято.

По большому счету ведь, в фильме нет открытого конфликта, есть этот маньяк, но это скорее объект, а не субъект. Но она ведь молодая, казалось бы, события в ее личной жизни должны развиваться по-другому.

В первую очередь я хотел рассказать как мы живем, а не как маньяки похищают детей.

Я пытался в фильме достичь чтобы он был предметный и бытовой и, в то же время, подняться над этим «бытовизмом».

Чем вы заняты сейчас?

Есть одна история о Майдане. О парне, который принимал активное участие в боях, который сейчас хочет найти своего товарища из внутренних войск.

Он встретил его возле Октябрьского дворца. Он стоял весь черный, его голос дрожал, был напуган, он обращался к нему на “вы”.

Тот убеждал его сдаться, а он говорил, что мы же, восставшие на майдане их, «ввшников» и убьем. Но потом прибежал их командир, выломали дверь и они убежали на Грушевского.

И теперь он хочет его найти. Я хочу сделать историю, как он его сейчас будет искать. Будет реконструкция определенных локальных событий и взрослая анимация. Что-то вроде “Вальса с Баширом”.

Это будет документальный полнометражный фильм.

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев