Слово главреда: интернет разрушает Россию


Кремлевские карлики и «майоры Пронины» боятся интернета, как огня. Телевидение взято под контроль, даже безобидный «Дождь» вырезали из всех кабельных сетей. Ведомости и Forbes съедят со дня на день. Печатная пресса под жестким контролем цензоров в серых и коричневых костюмах.

Сайты для хипстеров и яппи нет-нет, да и размещают статьи о сладкой вате и тоже находятся в рамках государственной повестки дня. Но социальные сети все никак не даются вождям евразийского образа жизни.

Сколько не добавляй Дугина в YouTube, скольких троллей не купи и ботов не сделай, а социальные сети отказываются принимать имперское положение вещей и остаются международным и анти-российским механизмом.

Россия – идеологическое государство, империя имени ФСБ и РПЦ, а, следовательно, находится под угрозой любых антигосударственных объединений. Известно, что интернет принципиально главный противник государства, как институции. В первую очередь – государства с жесткой вертикалью власти. В Турции запрещены Twitter и YouTub, а Китай с усердием шаолиньского монаха мурует свой «великий китайский фаервол».

Россия хочет так же, чтобы с партией никто не спорил, и чтобы назвал Путина «ботоксным», чтобы дал губернатору чеховскую характеристику, чтобы посмеялся над детскими ручонками Медведа. И чтобы тебя определили по паспорту, и посадили подальше от компьютера и поближе к «параше».

Интернет – главный враг России, ведь до сих пор кремлевские старцы не выдумали эффективный способ его контроля, и кроме шантажа и запугиваний (что случилось с Лентой.ру, например) ничего не умеют. Запугать и купить можно внутренние ресурсы, те, которые сидят с тобой в одной стране.

Социальные сети запугать не получается, потому что условным Цукербергу и Брину нет дела до чаяний группы мужчин с рядом комплексов, вызванных их неказистостью и ненависть ко всему им непонятному. От бессилия у них аки вши заводятся Дугины и Милоновы, предлагающие запретить все атлантическое, все чуждое посконному русскому образу жизни, с его мордовскими иконами, кислыми щами и пареной репой.

Сумма скудоумия производит такие термины, как «Сеть Чебурашка», которая якобы призвана заменить интернет в пределах государственных границ России. Ведь известно, что Валуева и Михайлова в России заменить некем, а вот отношение к ним – есть. Собственно, задача в нейтрализации плюрализма, как способа конкуренции нескольких мыслей, следовательно, создание движения прогресса.

России прогресс не нужен, ведь для безболезненного «распила» ресурсов необходимо православное смирение и коленно-локтевое преклонение населения, которое ошибочно называют гражданами. Интернет вредит неокрепшим российским умам и развращает души. А души нужно беречь от атлантической скверны.

Государственная политика Кремля очевидна. Россия каждую секунду находится на грани распада, а значит, народную массу нужно кормить простыми меседжами «все против нас» и, например, «крымнаш». Распад не входит в планы Путина и его клики недорослей, ведь курицу, несущую золотые яйца, не принято резать. Путин, не смотря на свою мелочность и «гэбэшную серость», полноценный геополитический игрок, то бишь, умеет надавить на нужные мозоли своего многонационального конструктора с названием «Россия».

Давит на все, а интернет все не дается. Ведь интернет не принадлежит ни Кремлю, ни лично Путину, ни, скажем, его карманному олигарху – Сечину. Следовательно, возникает ряд экспертов, которые снуют рядом с ним, и услужливо слюнявят ему крошечные ножки и дряблую попку своими предложениями о том, чтобы «все запретить», «оградить детей от тлетворного влияния» и «нужно сделать православный интернет по паспортам».

Порой, как Ашманов, предлагающий отобрать у США «рубильник интернета, раз не получилось отобрать ядерный рубильник». Порой, как Дугин, предлагающий дополнительно ко всему, посадить всех серферов и скейтеров в гетто. Порой, как Задорнов, выдумывающий басни об особенной роли и высшей миссии России и русских (которых в России пару процентов, к слову, остальные даже к славянам имеют косвенное отношение).

Все перечисленные косвенно уповают на Достоевского, как автора концепции русского духа, со всей этой безнадежностью, Раскольниковым и оправданием глубокой и непонятной для «чужаков» русской души. И тут опять интернет, в котором находится достаточное количество людей, несогласных со словесным потоком выше описанных товарищей.

Как ни крути, куда не плюнь, с какой стороны не посмотри. Во всем виноват интернет. Это он, сволочь атлантическая, раскачивает лодку, в которой сидят то ли Мазай и зайцы, то ли глухонемой истукан и невинная собачка.

Важно отметить высокий уровень технической грамотности ряда российских законотворцев, выраженную в предложении депутата Госураственной Думы Ильи Костунова. Он предложил раздать россиянам «флешки», с помощью которых они могли бы запускать какую-то альтернативную систему адресации (а не IP)и тем самым поддерживать работу русского интернета, если кто-то за рубежом попытается его заблокировать.

Социолог Кастельс, например, утверждает, что новый тип государства усложняет отношения между властью и обществом, в результате чего медиа приобретают статус контр-власти. Согласно этой концепции, представителям общества интересно и выгодно объединяться вокруг общих интересов, вроде «клуба любителей котиков» или «комьюнити игроков в Dota». Следовательно, узкие государственные интересы их не волнуют. То есть, государство теряет контроль над своими гражданами.

Медиа традиционные, как то телевидение, радио и печатные СМИ, можно контролировать с помощью некоего рубильника. В его качестве находятся контролирующие органы цензуры, работающие на основании ограничивающих законов типа «Михайлову и Лепсу можно, а Дождю нельзя, потому что нам нужно подчиняться, нас нужно лобызать и приказы, вообще то, не обсуждаются».

У интернета нет рубильника, а если и есть, то он находится точно не в России. А если не в России, то она, матушка святая, попадает в зону риска «мобильной революции». Поди, начнут сибиряки списываться в Твиттере, все соберутся вместе на улицах, начнут жечь здания полиции да особняки губернатора, да и выйдут из империи. Прямая угроза государственным интересам.

Пока же российским властям удается контролировать протестные настроения. Те, кто собирается на антипутинские митинги в Москве, ходят по заранее условленным маршрутам, тихо и спокойно. Ведь каждый желает вернуться домой с живыми почками и целым лицом. То есть, оффлайн в России пока побеждает онлайн.

Впрочем, глубина проникновения интернета в России достаточно велика для создания потенциальной протестной критической массы. Государственные российские социологи сообщают: доля активной аудитории интернета – это выходящие в сеть хотя бы раз за сутки – в 2014 году составляет 50% (58,3 миллиона человек). Годовой прирост интернет — пользователей, выходящих в сеть хотя бы раз за месяц, составил 7%, а для суточной аудитории данный показатель равен 12%.

Например, потому Кремлю потребовался полный контроль над сетью «Вконтакте», создатель и директор которой Павел Дуров, напомним, отказывался подчиняться ФСБ, уехал из России и сменил гражданство.

Пересадить 50% россиян с интернета на «Чебурашку», конечно же, не получится. Слишком большие технические издержки, но это не мешает российской власти действовать привычными способами: запугиванием, грабежом и воровством.

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев