Не читал, но осуждаю. Племя нимфоманки Пелевина


Главный редактор мужского сайта о тонкой душевной организации xxl.ua Сергей Дидковский не прочел новый роман Виктора Пелевина, и не посмотрел шумные премьеры фильмов «Племя» и «Нимфоманка».

Но ему не жмет высказаться о них.

Племя

plemya

Тут все просто. Европейская классика сочувствия высшего класса низшему классу. Гуманизм, застрявший в седой бороде босого народника Льва Толстого.

Глухонемые и обездоленные люди, глядите, тоже занимаются сексом (и тоже некрасиво), делают аборты (не в клинике, а в заплеванной ванной) и любят друг друга в замкнутом пространстве. Европейская культурная публика обожает провокации, такие, чтобы побольше грязи. Чтобы полтора часа ужасаться социальной несправедливости, а потом обсуждать ее за бокалом вина в чопорном ресторане.

Режиссер Слабошпицкий это знает, и, будучи старательным ремесленником от кинематографа, попал в десятку. Максимально натуралистично показал дно страны третьего мира. Беспросветное дно с хтоническими, но старательными глухонемыми ребятами – порождением дикого капитализма.

Мол, посмотрите, как нелепо они делают вот это все. Как их жалко, какие они искренние во всех своих чувствах. Им нужно помочь! Вам, правда, понравилось, дорогие мои кинокритики?

Любовь к трём цукербринам

lyubov-k-trem-cukerbrinam

Пелевин давно превратился в уроборос, пожирающий сам себя. Исключительный интеллект и прозорливость уровня Распутина и Бзежинского играет с ним злую шутку. Кажется, что он продолжает потешаться над нами с вами. Дергает за ниточки, сыпет сложными аллегориями и пихает в нас жирные гиперболы.

Но нет.

Пелевин закончился. Закрылся. «Хлеба нет!»,- говорит нам тучная продавщица в ситцевой пилотке, приколотой к химической шевелюре.

Нет Пелевина, и говорят так, что больше не будет.

Исключительная начитанность затворника играет во вред его идеям. Новый роман – это несвежий кусок «докторской», который можно относительно безвредно потребить лишь обильно его зажарив с маслом.

Вроде и не хватит диарея, но печени будет больно.

Нимфоманка

nimfomanka

Триер отменный маркетолог и социальный психолог. С «Нимфоманкой» он поступил просто. Сыграл на трех парадигмах: порно (всегда актуально, ведь запретный плод), перверсии (поиск наслаждения для женщины, по возрасту которой у нее должно жить минимум семнадцать котов) интеллектуальность с отсылками (чтобы аргументировать фактор «артхауз»).

Триер говорит нам следующее: ты, мил человек, обязан посмотреть мой фильм. Знаешь, почему, потому что в нем занимаются сексом и видны гениталии, потому что я мизантроп, потому что меня считают гением, потому что он длится почти шесть часов, потому что я нацист, и потому что пошел ты nahuy, вот почему.

И это логично. Недостаток интеллекта и культурного образования у зрителей способствует выведению вторичных сюжетов (просто ознакомьтесь с классикой социально-эротический литературы, хотя бы с «Мадам Бовари») в широкий прокат.

Манка.

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев