Льоса и другие: пять писателей из Латинской Америки, которых можно читать


Антон Черничко, заведующий отделом интеллектуального развития в рамках книг и кинематографа в xxl.ua, подготовил статью о латиноамериканских писателях, которых можно читать. На повестке дня Льоса, Борхес и некоторые другие.

11 ноября в Киев был перуанский драматург, лауреат Нобелевской премии по литературе в 2010 году, Марио Варгас Льоса. Он разговаривал с читателями и рассказывал о своей писательской работе.

По этому случаю мы вспомнили еще четверых писателей из Латинской Америки, коих вы непременно должны знать.

Латиноамериканская литература долгое время была таким же темным лесом, как джунгли в бассейне Амазонки. Парадоксально, но таким же темным лесом литература Латинской Америки была и для некоторых писателей этого материка.

Мы собрали пятерых представителей нового латиноамериканского романа, однажды и навсегда открывшие свет на литературу с южноамериканского континента.

Марио Варгас Льоса, 1936 год, Перу

lyosa

На примере Льосы (и не только) можно сделать один важный вывод – латиноамериканские писатели подарили европейцам, североамериканцам, африканцам и азиатам понимание своего региона или отдельной страны, находясь далеко за ее пределами.

Кочуя по Европе, находясь в беспрестанном поиске убежища не только крыши над головой, но и свободы своего слова,  писатель, и художник в принципе, может потратить на это всю свою жизнь.

Найдя убежище в Испании, Льоса, наверное, до конца понял, что есть Родина, демократия и отсутствие диктатуры. Льосу можно назвать политическим писателем, но не хочется этого делать, потому что его принципы «идеальной жизни» вряд ли бы когда-нибудь состоялись во всем мире. Это попросту невозможно, несмотря на то, что эти принципы высоко либеральны, честны и человечны.

Льоса, находясь в нескольких тысячах километров от своей родной страны – Перу, понял, проникся и показал через слова и свои книги что на самом деле есть Латинская Америка и какие козни там осуществляются. В этом и есть «магический реализм».

И во-многом за это Льоса и получил Нобелевскую премию по литературе, а именно «за изображение структуры власти и яркие картины человеческого сопротивления, восстания и поражения».

Габриэль Гарсиа Маркес, 1927-2014 год, Колумбия

markes

Маркес родился в небольшой колумбийской деревушке Аракатака и до восьми лет воспитывался дедушкой и бабушкой. По словам самого Маркеса, именно это воспитание имело наибольшее влияние на его детское сознание.

Женщины, а особенно его бабка представлялись ему какими-то фантастическими всемогущими существами, живущими в своем обособленном сказочном мире. Из мужчин же в доме кроме Габриэля был один лишь дед, неутомимый рассказчик и реалист до мозга костей.

Дед часто рассказывал маленькому Габриэлю об ужасах Гражданской войны, а бабка посвящала в тайны народной колумбийской культуры. Именно эта полярность рассказов, по мнению Маркеса и сформировала в нем склонность к «магическому реализму», а также созданию его самого известного романа «Сто лет одиночества». Кроме этого, на Маркеса особенно повлияли Кафка, Хэмингуэй и Фолкнер. «Сто лет одиночества» имела широкий публичный резонанс, а Маркес утонул в славе.

Писатель признавался, что до этой книги у него не было и тысячи проданных экземпляров, а после «одиночества» читатели не только появились, они стали ждать от Маркеса продолжения. Но этого не случилось. Маркес счёл, что любое продолжение будет нечестным для себя.

Вместо этого после поиска и создания новой манеры повествования он намеренно создаёт антипод  «Сто лет одиночества» — роман «Осень патриарха», который проваливается в продажах и проходит мимо внимания читателя. Любимая книга Маркеса – «Любовь во время чумы». И неудивительно, в основе сюжета – жизнь и любовная история его родителей.

Маркес иногда перечитывал все свои книги и обязательно в хронологическом порядке – так он пытался никогда не увязнуть в повторении оных.

Хорхе Луис Борхес, 1899-1986 года, Аргентина

borhes

Борхесу было уготовано с детства стать писателем. Его дед и отец также щеголяли прозой и поэзией. Не первоклассной, но это вопрос другой. По словам матери писателя, именно отец внёс главную лепту в развитие интереса у сына к литературе.

Маленький Хорхе не выходил из библиотеки, погружаясь в литературный мир с пяти лет. Отцовские книжные залежи закупорили сознание Борхеса, он зачитывался Уэллсом, Киплингом, Честертоном. В семь лет он уже писал небольшие рассказы, напоминающие греческие мифы, а в восемь – переводил Уайльда – мастера изящности. Да так перевел, что рассказ напечатали не в последнем для страны журнале «Sur», куда, по иронии судьбы, Борхес будет писать, будучи уже зрелым писателем.

Даже работа его была связана с книгами – Борхес более десяти лет проработал в библиотеке, где, несмотря на скучных коллег, прекрасно проводил время в компании своих лучших друзей – книжных страниц. В семье по умолчанию были уверены в писательской карьере Борхеса.

Несмотря на плодотворную жизнь среди книг, историй, написания собственных рассказов и стихов, слава пришла к Борхесу уже в преклонном возрасте, когда он и сам, подобно своему отцу, ослеп.

Было время, когда его первую книгу «Историю вечности» за год приобрело всего 37 человек. Но уже через 15 лет Борхес стал классиком при жизни и обладателем около 70 различных премий в разных странах.

Хулио Кортасар, 1914-1984 года, Аргентина

kortasar

Практически у всех представителей литературы из Латинской Америки, от Борхеса до Льосы, Фуэнтеса и Рульфо наблюдается практически истерическая потребность вдохновляться и писать о своей Родине.

И  делается это совершенно непроизвольно. Кортасар, также, как и его учитель Борхес, читать начал с раннего детства. Параллельно с чтением много писал. По словам самого Кортасара,  он  начал  писать  в  девять  лет  —   тогда,  когда он  влюблялся:  и  в  свою учительницу, и в одноклассниц; любовь-то и диктовала ему страстные сонеты. Однако Хулио не стремился публиковать свои произведения, оставаясь в тени славы и успеха.

Неизвестно, не будучи аргентинцем или мексиканцем понять, что творит с сознанием и мозгом художника богатая на фантазию и загадку латиноамериканская природа и реальность. Как бы там ни было, но именно она, надо полагать, окучивает сознание, внося в него элементы фантасмагории и чудаковатости восприятия реальности.

Кортасар снабжал свою поэзию, и особенно прозу, как раз таки диковинной, иносказательной реальностью, переплетающейся с реальностью обыденной.

Пересказывать его произведения сложно, несмотря на тот факт, что в его романах и рассказах живут обычные люди, едят обычную пищу и ходят по обычным улицам. Собственно, за это мы его и ценим.

Карлос Фуэнтес, 1928-2012 года, Панама

fuentes

Судьба и жизнь Фуэнтеса во-многом похожа с вышеперечисленными писателями. Однако важным отличием является его детство, которое было лишено каких-либо ограничений и неудобств. Фуэнтес родился в богатой семье дипломата, с детства путешествовал и жил  во многих странах Латинской Америки, иногда обучаясь в престижных европейских вузах.

Он работал в ООН, в мексиканском правительстве, но ни на минуту не бросал литературу, через которую нес в общество свои идеи. Идеи все те же: справедливость, демократия, отмена авторитарного режима в родной Мексике и в мире в общем.

Бросив политику, он всецело занялся литературой, преподавал в лучших университетах мира, где числился доктором. Параллельно, с отстаиванием собственной политической точки зрения в своем творчестве, Фуэнтес экспериментирует с формой, стилем, привносит в латиноамериканскую литературу свежесть и новизну, благодаря которым новый  латиноамериканский роман плотно осел в мировой литературе.

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев