Культ личности: 5 трендов, ведущих к индивидуализации

Культ личности

Историю творят не массы, а личности. Так было всегда. Но только в современной культуре личности уделяется особое внимание. Этот материал – о тотальной индивидуализации в разных сферах жизни.

Индивидуальная учеба

Еще 20 лет назад повсеместно считалось, что университет или школа должны задавать тон жизни учащегося. У нас и сейчас так обстоят дела, но в рейтинговых образовательных системах мира уже царит совсем другое настроение. Идеалом стал полный комфорт учащегося и, хотя до полного комфорта еще далеко, к этому движутся. Новые тренды говорят, что учащийся должен сам выбирать свой график, иметь равные возможности и, кроме знаний, относящихся к расширению кругозора, получать профессиональные навыки.

Бесспорным лидером в сфере образования сейчас является Финляндия. Этой, казалось бы, небольшой стране с 5,5 миллионами населения, удалось достигнуть максимального компромисса в обучении.

Первое, чем Финляндия отличается в своем подходе от остальных, – дошкольная подготовка. Здесь делается большой упор на то, чтобы облегчить переход из детского садика в школу. В самих садиках работают высококвалифицированные преподаватели с дипломом магистра. Они помогают детям социализироваться, поддерживают знакомство с общечеловеческими моральными ценностями. Детям предлагается практическое обучение. К примеру, в процессе игры.

В семь лет дети отправляются в школу. 90% школ в Финляндии государственные, и к преподавателям предъявляются такие же требования, как и в детском садике.

Учителя – это вообще отдельная тема. На свою профессиональную подготовку им приходится тратить около восьми лет и проходить строгий отбор, прежде чем им будет разрешено преподавать.

В школах практикуется возможность нестандартного подхода к обучению: уроки вне класса, обязательные прогулки четыре раза в день по 15 минут и, самое главное, отсутствие экзаменов как таковых. Вплоть до 16 лет дети могут спокойно наслаждаться школьными годами и не спеша учиться.

В 16 лет они сдают свой первый экзамен. По его результатам ученикам предлагается вступить или в техническое училище, где они уже смогут получать профессиональные навыки, или в лицей, где будут три года готовиться к поступлению в университет.

У тех, кто поступает в техническое училище, ни в коем случае не отбирается возможность поступить в высшее учебное заведение. Они вполне себе могут продолжить получать знания в технических институтах, или так же, как и лицеисты, сдать вступительные экзамены в университет.

Система образования показала себя настолько состоятельной, что 60% финнов – люди с качественным высшим образованием. Помимо диплома, они получают солидный багаж профессиональных навыков и достаточно легко трудоустраиваются.

Вся эта система держится под строгим государственным управлением. Практически все учебные заведения принадлежат государству. Государство же и оплачивает детям обучение. Каждому ребенку или студенту полагается бесплатная «экипировка» нужными учебниками и канцелярскими принадлежностями, а также питание. В общем, Финляндия полностью берет на себя ответственность за выпуск квалифицированных молодых специалистов, а к их системе все больше и больше присматриваются ведущие страны мира.

«Домашняя» медицина

Мы живем во времена, когда ускоренный темп жизни не выбор, а обязанность. Все построено так, что работа занимает центральное место, а остальное просто необходимо посвятить отдыху. Это отлаженный механизм, который должен работать бесперебойно. Что же происходит с человеком, когда в его работу вторгается болезнь или недомогание? Начинается паника, и хорошо, если море порошков, которое он в себя «засыпет», поможет. Но ведь может и не помочь, а вылечиться нужно быстро. И что тогда? Идти в больницу и вступать в борьбу не только с болезнью, но и с огромными очередями, бумажной волокитой, нервными докторами. А времени все так же катастрофически мало.

Но не нужно впадать в отчаяние. Новые тренды в медицине стремятся сделать подход к пациенту максимально индивидуальным и, по возможности, дистанционным. Набирают обороты всяческие ресурсы с дистанционными консультациями. Их делают удобными, по системе, в которой можно просто заполнить бланк с симптомами и автоматически подобрать врач. Это удобно не только на работе, но и на отдыхе.

Мало того, чтобы улучшить такую систему, разрабатываются медицинские гаджеты. Они имеют простейший интерфейс, а многие даже подключаются к смартфону. Их разнообразие просто поражает – от простых чехлов на телефон CardioQVARK, способных записать кардиограмму, до переносных лабораторий ДНК-анализов Biomeme и портативного стетоскопа Stethee, записывающего дыхание и отправляющего лечащему врачу. Я уже не говорю о термометрах Kinsa Thermometer и тонометрах Withings, способных точно измерить артериальное давление.

Все идет к тому, что ближайшем будущем отпадет надобность личного присутствия на медосмотре. Каждый сможет получить индивидуальную консультацию, не отрываясь от родного дивана.

Бренд личности

Современные бизнес-стратегии постепенно отходят от привычного образа бренда. Раньше руководство компаний могло успешно «скрываться» за названием и логотипом. Сейчас время требует иного. В центре всего в нашем мире стоит личность, и у компании должно появиться лицо. Притом это лицо должно быть эмоциональным, с ярко подчеркнутой индивидуальностью и амбициозными планами на будущее. Только тогда этот человек и эта компании станут привлекательны для будущих клиентов и покупателей.

Одним из ярких примеров такого бренда личности можно смело назвать Стива Джобса. Сомневаюсь, что найдется такой человек, который не слышал бы о создателе Apple. Его смелые бизнес-решения на посту председателя совета директоров составили репутацию визионера. Все достижение Apple накрепко привязаны к его имени. В свое время имя Джобса было залогом репутации компании.

Непосредственно современным примером влияния руководителя на репутацию бренда является Илон Маск. Tesla Motors или Space X без его имени просто не звучали бы. Он является одновременно и автором идей, и гарантом своих компаний. Ни для кого не секрет, что все фирмы, возглавляемые Маском – убыточные и живут только благодаря инвестициям. Феномен бренда личности состоит в том, что количество инвесторов с каждым годом не иссякает, а, наоборот, растет – и все это только благодаря харизме и репутации «главного инженера»!

И, напоследок, примером может послужить Карл Лагерфельд. Этот эксцентричный модельер в начале своей карьеры работал ассистентом Пьера Бальмена. Уже за короткий срок он заработал неоспоримую репутацию и получил приглашение от четырех известных домов мод. Теперь он работает художественным директором Chanel, одновременно развивая свою коллекцию мужской одежды. Его имя тем временем служит настоящим залогом стиля.

Собственное искусство

В конце XX века общество породило такого «монстра», как постмодернизм. Его влияние не отпускает человечество до сих пор и даже является доминирующим. А монстром можно назвать потому, что постмодернизм стал отрицать любые нормы в искусстве. Это явление появилось как сопротивление канонам и его отличает абсолютное отсутствие форм. В каком-то смысле постмодернизм можно назвать самым эгоцентричным стилем, ведь в центре всего он ставит видение только одного автора. Постмодернизм – это что-то такое бунтарское, желающее поднять абсолютно любые вопросы, которые интересны автору, или, в крайнем случае, выразить мнение автора на счет всего происходящего вокруг.

Именно поэтому в наше сосредоточенное на личности время он и держится. Постмодернизм берет готовые формы, смешивает их и формирует образ. Сам образ должен олицетворять какое-то явление и иронизировать над ним. Это может быть картина, как, например, творения Омара Галлиани, инсталляция, какие создает австралийский скульптор Рикки Своллоу, книга, как большая часть литературы Умберто Эко, или даже здание, как творения Альдо Росси. Постмодернизм сейчас достиг таких масштабов, что каждый второй человек искусства может называться постмодернистом. Это породило огромную войну между искусствоведами, которая, возможно, роет могилу всему этому стилю. В основе этой войны стоит вопрос «А может ли постмодернизм вообще называться искусством?» Ведь каждый может слепить инсталляцию из подручных средств и начать рассказывать, какую великую мысль он несет. Складывается ситуация, когда искусство творится не ради искусства, а ради того, чтобы на человека просто обратили внимание.

И вот в такую, казалось бы, уже кричащую об индивидуальности форму, нашли возможность привнести что-то новое, еще более индивидуальное. Все больше набирает обороты коллаборация постмодернизма с поп-артом.

Поп-арт – это изобретение американских художников 80-х годов, которое, помимо творческой ценности, имеет еще и коммерческую сторону.

Думаю, многие видели картину Энди Уорхола «Диптих Мэрилин». Но не все знают, что он нарисовал несколько вариантов, и все они продавались в разной ценовой категории.

Вот и многие постмодернисты решили почерпнуть такую хитрую идею. Теперь они создают по несколько похожих картин, одновременно удовлетворяя тягу к созданию большего количества уникальных взглядов на вещи и при этом неплохо зарабатывая.

Персональные технологии

Во всем мире сейчас происходит пик технологического развития. Или, точнее сказать, пик развития цифровых технологий.

Многие ученые говорят, что сейчас в тренде тотальная цифровизация общества, которая будет только набирать обороты. Даже в повседневной жизни мы уже видим сотни доказательств ускорения этого процесса.

Взять хотя бы iPhone. Еще лет пять назад его модели выходили с приличной периодичностью – раз в два года, раз в три… Теперь каждую осень презентуется новая модель, а остальные быстро теряют актуальность.

Каждый бренд стремится максимально увеличить производительность своих технологий, внести то, что пользуется большой популярностью. Мы уже успели привыкнуть к таким нововведениям, как безрамочные дисплеи (и вообще дисплеи и сенсоры, которые устанавливают на любую технику, вплоть до бытовой). Никого уже не удивишь камерами с десятками мегапикселей и разблокировкой по биометрическим данным. Дальнейшие новшества в этом направлении требуют большей автоматизации, которая будет обрабатывать данные намного быстрее, чем современные устройства.

В силу таких обстоятельств начинает подымать голову технология искусственного интеллекта. Над ней работали еще с 50-х годов. Притом работали везде: и в Кремниевой долине, и в тайных советских лабораториях, и в европейских исследовательских институтах. Но если раньше работа шла в основном теоретическая, то сейчас есть прямая возможность проявить ее на практике. Хоть в том же смартфоне.

Суть искусственного интеллекта состоит в том, чтобы создать машину с самообучающимся алгоритмом. Он сможет выйти за рамки заложенной программы, автоматизировать процесс работы, и, возможно, даже стать некой цифровой личностью.

Ведущими компаниями в этом направлении стал Google, который уже скупили девять стартапов и работает над генерированием компьютерного голоса, максимально похожего на человеческий; Facebook, которым нужен ИИ для обработки данных трех млрд пользователей; IBM, которая еще с 50-х работает над суперкомпьютером; Apple, уже продемонстрировавший свои успехи на примере Siri.

При всех своих плюсах ИИ – очень противоречивая технология. И десятки ученых уже выражали свои опасения насчет создания такого непредсказуемого алгоритма, который в перспективе может легко уничтожить своих создателей. Стивен Хокинг даже призывал во всех странах на государственном уровне ограничить возможность исследований в области искусственного интеллекта. И, вполне возможно, что он был прав, ведь вряд ли кому-нибудь хочется, чтобы Скайнет из «Терминатора» или ВИКИ из «Я, робот» вдруг стали реальностью.

Текст: Лев Клименко

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев