Химия победы: самые интересные факты о допинге


Если алхимикам так и не удалось сотворить золото, то современные фармацевты с успехом его добывают – а также серебро и бронзу – посредством спортсменов. Впрочем, допинг существовал и в древние времена. Ведь желание дурачить ради победы было свойстенно человеку всегда. Только теперь снадобья стали куда более изощренными, а ритуалы – циничными.

Спортивное вино

Похоже, что подстегивать себя хитроумными веществами атлеты начали еще во времена древних Олимпийских игр. Исследователь Чарльз Йезалис, которого заинтересовала история препаратов для улучшения физической формы, полагает, что древние олимпийцы, готовясь к состязаниям, выпивали особые настои трав в вине и даже зачем-то принимали галлюциногены. Кроме того, они налегали на мясо, в особенности нажимая на сердца и тестикулы животных. «Человечество никогда не знало чистого спорта», – делает горестный вывод ученый.

Римские гладиаторы частенько дрались под стрихнином, который в малых дозах стимулирует мышечную деятельность. Лошадей же, соревновавшихся в гонках колесниц, не спросив их согласия, поили слабоалкогольной медовухой, которая поразительно влияла на скорость животных.

В конце IX века французские велогонщики подсели на так называемое «вино атлетов». Напиток представлял собой Бордо с листьями коки. Коктейль провоцировал запредельный энтузиазм и делал хитрецов неутомимыми.

Героин для героев

Случались ли у древних спортсменов побочняки, неизвестно. В современном спорте первый известный истории факап, связанный с допингом, произошел в 1904 году. Тогда американский бегун Том Хикс победил в кроссе. Точнее, он пришел вторым, но первый бегун был уличен в том, что часть дистанции прокатился на автомобиле, и, разумется, был дисквалифицирован.

Что же касается Хикса, бедняга дважды падал в обморок. Оба раза тренер вводил ему дозу уже знакомого нам стрихнина и давал хлебнуть коньячку. Марафонец оживал и продолжал борьбу. Миновав финишную прямую, он упал в третий раз. Триумфатор был доставлен в больницу, зато тренер получил плюсик к достижениям, но не в карму. Этот случай впервые обнажил масштаб проблемы, а также тот факт, что спортсмены в большом спорте часто лишь расходный материал.

Многие атлеты сами готовили себе снадобье, находя оптимальное сочетание ингредиентов. Чаще всего использовались стрихнин, кокаин, алкоголь, кофеин и героин. Это веселье длилось до 1920-х годов, когда героин и кокаин стали продавать строго по рецептам. Не то чтобы принимать допинг перестали, просто химичить его стало сложнее. Правда, это никого не остановило – без допинга не  обходилось ни одно большое спортивное событие. Наконец, в 1928 году допинг был впервые официально запрещен.

Хорошая химическая форма

Новая эра допинга началась в 1935 году, когда для стимулирования стали использовать инъекции тестостерона. Поначалу его вводили военным, дабы те становились крепче и злее, а затем и спортсменам – с той же целью.

Наркотик амфетамин тоже сперва был опробован бравыми вояками, затем неизбежно перекочевал в большой спорт. Этот препарат обладал небывалым стимулирующим действием, а заодно стал причиной первых смертей от допинга в спорте. Спортивный мир снова охватила эйфория. «Бомба», «Атом» – такие названия получил препарат в кругах элитных спортсменов. А вот первый, так сказать, классический допинг – анаболический стероид – был придуман в 1958 году. Распространенный миф гласит, что этот препарат создал американский врач, работавший в команде тяжелоатлетов, Джон Зиглер. Согласно этой байке, штатовский эскулап как-то пьянствовал с врачом советских штангистов. И выведал, что коллега потчует своих подопечных тестостероном. Зиглер якобы попробовал делать то же со своими парнями и понял, что тестостерон, конечно, крут, но имеет побочные эффекты. Решил синтезировать нечто подобное, но без недостатков – и создал анаболический стероид.

Как уже было сказано, это не более чем миф, придуманный во времена «холодной войны». На самом деле, препарат был разработан между народной группой фармацевтов.

Умереть не встать

Если стероиды стали использоваться в основном тяжелоатлетами и бодибилдерами, то в видах спорта, где требовались прежде всего выносливость и скорость, по старинке применяли амфетамины с коньячком. К примеру, сей коктейль очень любил канадский велосипедист Кнут Йенссен. В 1960 году во время стокилометровой гонки на Олимпиаде в Риме он внезапно упал и умер. Поначалу посчитали, что это случилось по причине теплового удара – было очень жарко. Но жара стала лишь катализатором случившегося. Результаты вскрытия показали, что спортсмен был под амфетаминами. Йенссен стал первой жертвой допинга в истории спорта.

В 1967 году та же участь постигла его коллегу по спорту Томми Симпсона. Последний умер во время знаменитой велогонки «Тур де Франс». История сохранила его изречение: «Если тебя могут убить десять доз, прими девять и победи». После смерти Симпсона олимпийский комитет всерьез взялся за проблему. Уже на следующий год была введена обязательная процедура проб на допинг. В случае выявления такового спортсмена могли не только не допустить к соревнованиям, но также дисквалифицировать и лишить наград. В 1988 году у канадского спринтера Бена Джонсона отобрали золотую медаль на Олимпийских играх в Сеуле после выявления в его крови анаболического стероида станозолола.

Кроме того, спортсмена отстранили от участия в соревнованиях на два года. В 2012 году крупнейший допинговый скандал снова произошел в велосипедном спорте: феноменальный американский велосипедист Ланс Армстронг оказался не столь феноменальным. До пожизненной дисквалификации он числился единственным гонщиком, семь раз побеждавшим в «Тур де Франс». После выявления допинга в его крови ему пришлось не только навсегда покинуть большой спорт, но и вернуть все семь наград. В последнее время в центре обвинений о применении допинга постоянно оказываются российские спортсмены.

Куда мы катимся

Несмотря на борьбу с допингом, прекращать его употреблять, похоже, никто не собирается. Тем более что постоянно появляются новые, более хитрые и сложные для обнаружения способы взвинтить свой физический потенциал. Один из проверенных способов весьма циничен, правда, доступен лишь «слабому» полу. Перед соревнованиями спортсменки намеренно залетают: на ранних стадиях беременности женский организм работает в усиленном режиме и способен на нагрузки значительно большие, чем обычно.

Разумеется, после соревнований от плода избавляются, ибо впереди еще множество побед, и материнство как-то некстати. Другой способ, уже доступный обоим полам, – так называемый кровяной допинг. Установлено, что забор у спортсмена определенных порций крови с их последующим введением в организм через 3–4 недели приводит к улучшению транспорта кислорода, что, в свою очередь, способствует повышению выносливости. Особенно хорош этот вид допинга в лыжных гонках и беге на длинные дистанции. Выявить его применение невозможно. Точнее, анализы показывают повышенный гемоглобин, но это ненаказуемо, так как у части людей такой уровень – норма.

Еще один способ обойти антидопинговые меры – закосить под астматика. Дело в том, что лекарства от астмы обладают выраженным анаболическим действием. Может, поэтому среди лыжников, включая многократную олимпийскую чемпионку Марит Бьерген, так много больных астмой? Нет никаких сомнений, что в странах, участвующих в Олимпийских играх, идет нешуточная работа над разработкой допингов нового поколения – более эффективных, недоступных для обнаружения. Вполне возможно, что таковые применяются уже сейчас, просто мы об этом ничего не знаем. Кстати, одним из самых перспективных направлений в этом смысле является генная инженерия. Ведь, меняя гены, можно менять характеристики спортсмена. Если это войдет в практику, то соревноваться будут уже не атлеты, а генетики. Так что человечество не только никогда не знало чистого спорта, но, похоже, никогда и не узнает.

Текст: Дмитрий Максютенко

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев