Парадоксы женской верности (часть 2)


Продолжение статьи "Парадоксы женской верности (часть 1)"

Тем более забавно на фоне вышесказанного выглядит так называемая "женская солидарность".

Вот, к примеру, мужчины. Перефразируя известную поговорку, друг другу глаз не выклюет: при случае и поможет, и скроет кое-что, и приврет, и семейный очаг от разорения сохранит.

А женщины что? Худших моралисток даже не придумаешь. Кажется, еще вчера сама мечтала о страстной ночи с незнакомцем, а назавтра уже бежит к ничего не подозревающему мужу лучшей подруги докладывать об ее "случайном" загуле.
И ведь не адская злоба движет этим прелестным существом, а исключительно чувство справедливости: "Такая легкомысленная особа не может быть хорошей матерью и женой! Нужно бы предупредить, чтобы еще хуже не стало".

Или вот еще один "культурный пласт": благовоспитанные пожилые матроны — верные своим мужьям до гробовой доски опять же не из-за глубокой любви, а из-за отсутствия возможностей: Причем, чем острее ощущалось это самое "отсутствие возможностей", тем более яростно они обвиняют современную молодежь в распущенности и вседозволенности! Думаете, от большой нравственности? Не угадали. От большого сожаления: им раньше-то и в голову прийти не могло, что просто можно жить и ни в чем себе не отказывать. Они об этом просто не знали. Теперь переживают. Зависть, граждане.

А вот еще один "постулат".
Вроде бы считается, что ревнует тот, кто боится сравнения и считает супруга своей собственностью. А также боится быть брошенным.

Пришла к выводу, что все это ерунда! Объяснить свою ревность чувством собственного "недостоинства" — значит вообще ничего не объяснить. " не знаю, может быть, в отношении мужчин вышеприведенный аргумент и верен, однако в отношении женщин я бы не стала так категорично утверждать.

Приведу пример. Моя давняя приятельница Аня в приватной беседе на кухне за "рюмкой чая", заливаясь слезами, призналась, что о-о-о-очень сильно подозревает своего мужа в пристрастии к вольной холостяцкой жизни. "Шестое чувство" голосит, а доказательств, сами понимаете, никаких. Этот факт и дов?л Анюту до исступленного отчаяния.

— Знаешь, — прорыдала она, — больше всего мне обиден не тот факт, что он может променять меня на кого-то еще. Да пусть катится на все четыре стороны, это было бы честно и справедливо: любовь прошла, "завяли помидоры" и проч. Расстались бы мирно, по-хорошему. Больше всего обидно, что вовсе НЕ МНЕ, которая ради него согласилась стать кухаркой, прачкой, нянькой, подругой жизни и Бог знает кем еще, ДАР"Т все эти подарки, цветы, катают по вечерней Москве на автомобиле и говорят комплименты. Словом, я — самая достойная кандидатка на "праздник жизни" — остаюсь не у дел. Где награда, спрашивается, где она? Почему я должна всю жизнь играть роль Золушки, а роль королевы достанется кому-то еще?

Аня патетически всхлипнула.
— А мне ничего не остается, кроме грязного белья, обвинений в транжирстве (да какого черта? — я тоже зарплату получаю), мужниного храпа по ночам и ворчливой свекрови по воскресеньям. А ведь так хочется праздника — ну что от тебя убудет, что ли, подарить цветы, этот чертов увядающий веник, не любовнице, а жене?
Жене-то гораздо выгоднее ко всему прочему!
Жена такой нетипичный знак внимания запомнит надолго: закормит пирогами, задушит в объятьях, задурит улыбками. Эх, мужики: ни черта они не понимают в семейной жизни! — поперхнувшись от избытка чувств, Аня обреченно сморкнулась в платок.

Слушая все ее пьяные причитания, я вдруг вспомнила о где-то прочитанном мной исследовании, когда на вопрос "Что бы вы скорей предпочли: измену мужа или его смерть?" женщины в большинстве своем, не сговариваясь, отвечали: "Смерть".

Логики тут, на первый взгляд, никакой: ну если человек умрет, значит, он уже стопроцентно и гарантированно больше к тебе не вернется! А в первом случае еще есть шанс воротить "пропажу". Стало быть, чувство собственности тут ни при чем. Зато оскорбленная гордость заявляет о себе громогласно и безапелляционно: уж лучше пережить гибель этого засранца, рыдать, причитать и навсегда сохранить о нем в душе прекрасные воспоминания, чем стать живой участницей многочисленных анекдотов на тему "возвращается муж из командировки:". Вот такая добрая и ласковая она, эта прекрасная половина человечества: уязвленное самолюбие стоит дороже человеческой жизни.

Таким образом, я сделала еще один вывод: женская верность, ко всему прочему, имеет под собой чисто меркантильные соображения. Альтруистки здесь не водятся: "Уж коли я согласилась на кое-какие жертвы, будь добр их оценить. И упаси тебя Бог принимать все мои заботы, как должное: помни, что большинство разводов происходит по инициативе именно женщин".

Словом, никакой романтики. Если женщинам и приписывается исключительная верность натуры, то, боюсь, это мнимое достоинство подкрепляется отнюдь не физиологией, а всего лишь усилиями воли и гипертрофированным чувством долга. И еще некоторыми опасениями насчет неадекватной реакции постоянного партнера.

Впрочем, есть и "безвольные" особы, иногда позволяющие себе чуть-чуть лишнего, причем безо всяких угрызений совести. Не будем их осуждать, женщина вообще — существо слабое, откуда ей, этой самой воле, взяться.

Прочитала я все, что написала, и вдруг не к месту вспомнила изречение кого-то из классиков: "Выходя замуж, женщина добровольно меняет внимание многих, многих, о-о-очень многих мужчин на невнимание одного". Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Источник

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев