Лицо «мира наизнанку»: Дмитрий Комаров о Бразилии, команде и девушках

Лицо «Мира наизнанку»: Дмитрий Комаров о Бразилии, команде и девушках


Для тех, кто любит экзотические страны, Дима Комаров может считаться эталоном путешественника: отчаянного, бесстрашного, готового на все ради новых невиданных ранее уголков и людей. Даже если вы не привыкли сами идти на такой риск – посмотреть и послушать об этом всегда интересно. И мы не упустили возможности взять у Димы интервью.

XXL: Дмитрий, оказывается до появления «Мира наизнанку» вы писали статьи для мужских журналов. О чем они были?

Дмитрий Комаров: Статьи были о путешествиях. Я ездил в самостоятельные поездки и привозил оттуда репортажи и очень много профессиональных фотографий. В дороге каждый день вел дневник, снимал и по итогу журналы получали готовые фото и текст. Были, например, статьи о городе мертвых в Индии, нетуристических уголках Баку, африканских племенах, нетуристических уголках Камбоджи. Это все равно были материалы в стиле «Мира наизнанку», просто они выходили в виде красивых репортажей на несколько разворотов. А гонорары от «глянца» помогали мне окупать достаточно недешевые самостоятельные экспедиции.

XXL: Что зрители пропустили в то время, пока вы путешествовали с фотоаппаратом, а не видеокамерой?

Д. К.: Во время путешествий с фотоаппаратом я набирался опыта и вынашивал идею «Мира наизнанку», пока ей не пришло время родиться. Без тех поездок не было бы и программы.

Зрители ничего не упустили, потому что я обязательно вернусь в те страны, которые я посетил до «Мира наизнанку». Снять их будет гораздо проще, и я смогу сделать это совершенно по-другому. Лучше, чем в первой поездке в новую страну. Так было с Индией. Когда ехали туда вместе с Сашей Дмитриевым, я уже хорошо знал страну. Мы строили маршрут по конкретным местам, где я уже бывал. В руках были визитки людей, с которыми я знаком лично. Это совершенно другой уровень – путешествие по знакомой стране. Меня ждали и встречали знакомые люди. Осталось еще много стран, которые я успел посетить как журналист печатных СМИ, но не успел снять на видео. Зрители обязательно увидят все самое интересное. Впереди у меня еще много планов.

XXL:  Как бы сложилась ваша жизнь, если бы первую запись путешествия не взяли на «1+1»?    

Д. К.: Если чего-то хочешь, ты этого достигаешь. Я так сильно хотел, чтобы вышла эта программа, что не остановился бы. Искал бы другие пути, как это реализовать.

XXL:  Расскажите о вашей команде. Сложно в нее попасть?

Д. К.: Наша команда небольшая, но очень сработавшаяся. Снимаем мы вдвоем с оператором Сашей Дмитриевым, на месте нас сопровождает гид. С Сашей мы знакомы уже лет 15. У нас очень высокий уровень доверия. Он же, например, мой эксперт по безопасности. Саша занимается альпинизмом с детства, поэтому у нас в команде отвечает за страховки, узлы и прочие моменты, в которых я не так силен.

Есть также команда постпродакшена. Прежде всего, это режиссер монтажа Виталий Нарышкин. Он обеспечивает стиль, ритм и восприятие программы. Каждая серия, которую вы видите, прошла через руки Виталика. Даже если сюжет монтирует другой режиссер монтажа, прежде чем он попадет в эфир, его получает Виталик, смотрит и своей рукой мастера, финализирует. Мы вместе делали самый первый экспериментальный выпуск 8 лет назад, и с тех пор не расстаемся.

Также есть группа редакторов. Очень давно с нами работает Ира Спиридонова и Вика Самойлова. Ира по совместительству женский голос аборигенов в дубляже.

Очень изменилась наша команда с приходом режиссера Вики Круглой. Она добавила свое видение, режиссерское, что тоже помогает нам трансформироваться и расти. Кстати, на нашей программе даже родилась одна семья. Ира Спиридонова вышла замуж за Сашу Дмитриева, и у них уже есть дочь Алиса.

Сейчас мы расширяем команду постпродакшена, чтобы быстрее сдавать выпуски. Если вы профессиональный режиссер или редактор, то можете стать частью «Мира наизнанку». Но в экспедиции мы ездим только мобильной группой из двух человек, и больше никого с собой не берем.

XXL:  Можно ли сказать, что самое интересное не попадает в объектив камеры или в готовую передачу?

Д. К.: Как раз наоборот. В основном стараюсь, чтобы самое лучшее зрители увидели. Но в Бразилии были моменты с наркобаронами, которые я не мог снимать. Эти вещи я рассказываю на творческих встречах и мастер-классах. Они будут в книгах, над одной из которых я уже работаю. Но снимать видео было невозможно.

Бывает ли, что интересное совсем не попадает? Редко. Например, когда я не поставил в программу интервью с внуком первовосходителя на Эверест ‒ Норгея Тенцига. О таком интервью мечтают многие журналисты. Тенцинг вместе с Эдмундом Хиллари первыми поднялись на Эверест в 1953 году. Это в мировой истории, как полет на Луну. Они суперзвезды. Но не многие задумываются, что их восхождение обеспечивала огромная команда. И в живых сегодня остался только один участник экспедиции – шерп Канча Шерпа. Я нашел его, мы сделали интервью. А еще я исполнил мечту всей его жизни: дедуля мечтал еще раз увидеть Эверест, но здоровье уже не позволяет дойти до базового лагеря на высоте 5300 метров. Поэтому мы арендовали вертолет и отвезли героя к Эвересту. Там он плакал от счастья. Как журналист, я и мечтать не мог пообщаться с таким человеком. И, когда мы сделали этот сюжет, я понял, что крутое интервью с внуком Тенцинга ставить уже некуда. Поэтому материал так и остался неиспользованным, а в программу попал последний живой участник легендарной экспедиции.

Лицо «мира наизнанку»: Дмитрий Комаров о Бразилии, команде и девушках

XXL:  Вы недавно вернулись из Бразилии. Что вас больше всего поразило в этой стране?

Д. К.: Многие любят голливудские боевики. Практически в каждом из них есть тема бандитов и наркотиков. В Бразилии мне поначалу было сложно осознать, что я по сути попал в реальность, которая гораздо круче, чем в боевиках.  Хотелось себя ущипнуть: неужели это не фильм? Меня очень впечатлила криминальная сторона Бразилии.

На первое интервью с наркобароном, о котором нам удалось договориться через связи в полиции, нас вели под дулом пистолета. Мы не понимали, куда идем и кто эти люди. Я серьезно думал, что нас могут убить. До этого я ездил с полицией в плановые рейды и видел, сколько трупов в городе каждую ночь. Там жизнь ничего не стоит. Но все обошлось, мы записали то интервью и выбрались живыми. За месяц работы в трущобах Бразилии наше отношение к таким вещам изменилось.

Позже я попал к самому крупному наркобарону в Рио-де-Жанейро. В час ночи мы с ним уже спокойно пили пиво, ели картошку фри и общались о жизни в компании 30 вооруженных охранников и порядка 100 вооруженных бандитов. Но мы привыкли и уже не боялись.

Или приведу другой пример. Уже перед отъездом домой мы ехали на машине через фавелы после очередной встречи. Я говорил по телефону с режиссером из Киева. Поворачиваем за угол, а там полицейская облава. В 7 метрах от нас стоит спецназ с оружием, видит нашу машину, все поднимают автоматы и направляют в нашу сторону. Грубо приказывают остановиться. В водительское окно просовывают автомат. Я как раз обсуждал программу, и спокойно так, с юмором говорю режиссеру: «Повиси немного, тут какие-то идиоты мне тыкают в лицо автомат. Не вешай трубку». Я опустил телефон, не вешая трубку, наш гид перекинулся парой фраз со спецназом, и нас отпустили. Я спокойно продолжил разговор. Такая ситуация уже абсолютно не пугала.

Раньше я не думал, что такое существует. Мы попали в закрытый мир, и нам удалось снять уникальные и очень рискованные вещи.

Были моменты, когда я говорил Саше: «Ты можешь сказать «нет». У тебя ребенок, ты можешь отказаться и не ехать. Тогда мы все не поедем». Но он отвечал, что готов.

Чтобы снять пиратов, мы специально ехали в тот район, где они нападают, чтобы нарваться. Мы оставили все дорогие вещи, взяли дешевую и скрытую камеры, а деньги спрятали в носки. Ездили и искали неприятности. Это наш стиль работы. Большинство журналистов и операторов не пойдут на такое просто за деньги. Такая работа – это призвание, стиль жизни. Мы фанатики своего дела.

Цикл  программ о Бразилии только начинается. Впереди еще самое интересное. Кроме криминала, будет и много доброго: удивительные истории о по-настоящему сильных духом людях, о большой любви и настоящем счастье. Истории, которые заставляют задуматься и переосмыслить свою жизнь.

XXL:  Что во время ваших экспедиций казалось самым простым, но вышло совсем наоборот?

Д. К.: У нас редко бывает что-то по плану. Можем планировать короткую съемку на один день, а в итоге провести там четыре.

Запомнился случай в Японии. Мы снимали сюжет про полицейского на пенсии, который спасает людей от самоубийств: караулит на скалах тех, кто в депрессии, пьет и подходит к краю, общается и пытается отговорить. Он спас 27-летнюю девушку по имени Яйо, которую в последний момент отговорил прыгать со скалы. Мы случайно познакомились, и она разрешила задать несколько вопросов. Я думал, что это будет обычное интервью: я спрошу, почему она решила прыгнуть, что чувствовала, о чем думала. Начинаем разговор, и тут она произносит: «Я не отказалась от идеи самоубийства. Из уважения к человеку, который меня остановил, я не буду делать это здесь, но все равно покончу с собой». И вот как реагировать журналисту, который такое слышит? Сказать: «Спасибо за интервью, всего вам доброго!»? Или предложить не делать этого? Но я же чужой человек, и она меня не услышит. Это застало меня врасплох. Я не мог просто взять и уйти. Мысль была одна: как ее остановить? Начал рассказывать о горах. Спросил, была ли она на Фудзияме. Оказалось, что нет. Предложил сходить вместе с нами, потому что мы все равно идем, и будем рады видеть ее в команде. Девушка думала почти месяц, но в итоге согласилась. Мы вместе поднялись на вершину, она пережила абсолютно новые эмоции и изменила свое решение. Прямо на вершине сказала: «Я слишком узко смотрела на мир, никогда не общалась с иностранцами, вы изменили мое сознание, я не буду заканчивать жизнь самоубийством». Сейчас Яйо жива и здорова, часто передает благодарности за то, что мы перевернули ее жизнь. До этого она была замкнутой, общалась только с японцами, а сейчас смотрит на мир по-другому, стала более открытой.

Вот так обернулось простое интервью на 10 вопросов. Неожиданно и для меня, и для героини.

XXL:  Вы мало говорите о личной жизни. Почему?

Д. К.: Не люблю путать личную жизнь с публичной. Во-первых, я скрытный человек в этом отношении. Даже моя мама не всегда знает детали моей личной жизни. Считаю, что высказывание «Счастье любит тишину» очень верное. Думаю, что придется сообщить о своей избраннице публике, когда у меня будет уже полноценная семья. А просто пиариться на личных темах – это не мое. В конце концов, у меня есть и более интересные темы, чем то, кто с кем спит. То, о чем не могут рассказать другие.

XXL:  Какой должна быть девушка, которая покорит Дмитрия Комарова?

Д. К.: Никто никому ничего не должен. Отношения строятся на невидимых внутренних ощущениях. Для меня не существует внешних параметров или обязательных пунктов, которым девушка должна соответствовать. Девушек не подбирают, как костюм. А невест не находят в конкурсах или по объявлениям. По крайней мере, мои принципы мне говорят так. Если она со мной на одной волне, нам комфортно вдвоем, нет неловких пауз, но есть высокая вовлеченность в дела друг друга и нам вместе просто кайфово, то это перерастает во что-то серьезное. Тут ошибиться невозможно.

Интервью: Евгений Пащенко

Читай также: Дмитрий Комаров – приглашенный главред декабрьского XXL

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев