Home / Есть и пить / Все гениальное — пьяно!

Все гениальное — пьяно!

Гениальность, творчество и алкоголь обычно идут  рука об руку в судьбе мужчины. Винный журналист журнала XXL налил себе бокал испанского вина из Риохи и попробовал разобраться во влиянии горячительных напитков на творческий потенциал человека.

Творческий человек, как правило, это сочетание таланта и порока. Если заглянуть в биографию великих писателей, художников и музыкантов, то на наши восторженные головы выльется ушат холодной воды из пьяных скандалов, драк, тяжелого характера и безудержного промискуитета. Конечно, обвинять творца в аморальности – последнее дело. Личность гения стоит отдельно от его великих творений, и их нельзя смешивать, иначе на кострах морализаторства сгорит добрая половина культурного наследия цивилизации. Вооружившись бокалом красного и холодным исследовательским прищуром, мы все же заглянули в жизнеописания великих, чтобы ответить на один вопрос: «Алкоголь помогал им творить или погубил их талант?»

Charles Bukowski

Чарльз Буковски история алкаша, бабника и дебошира

Буковски вел настолько аморальный образ жизни, что его именем пугали учеников в церковно-приходских школах США: «Не будешь вести себя хорошо, станешь таким, как Буковски!» Чарльз вырос в трудной семье, его регулярно избивал отец и, чтобы заглушить боль и обиду, еще юношей он пристрастился к алкоголю. Выпивка помогала ему чувствовать себя свободнее и раскованнее, а главное, он забывал обо всем: «Мне нравилось быть пьяным. Я понял, что полюблю пьянство навсегда. Оно отвлекало от реальности». В 16 лет, будучи пьяным, он впервые поколотил отца, и тот больше никогда не поднимал руку на сына. Парадоксально, но алкоголь дал Чарльзу силу и свободу от насилия.

Осознав силу алкоголя, Чарльз сделал его главной темой своего творчества – безудержные алкотрипы, пьяные приключения, спутницы-алкоголички без имени со стертыми лицами и тема тяжелого похмелья. Алкоголь стал бездонным источником вдохновения для Буковски и хорошим наркозом от «грязной реальности».

Чарльз часто говорил о пользе вина: «Пока у человека есть вино и сигареты, он может многое вынести», но на практике регулярно накачивался коктейлем «Бойлермейкер» – 50 граммов дешевого бурбона, которые тут же запиваются бокалом пива.

Jack London

Джек Лондон крепкая голова, никому не перепить

Джек признавался, что начал пить еще в возрасте 5 лет: «Я в первый раз напился пьяным пяти лет от роду… Я зарылся лицом в пену и стал лакать жидкость, находящуюся под нею; она оказалась совсем невкусною, но я все же продолжал пить. Ведь недаром же пили ее взрослые!»

Когда вышла его автобиографическая повесть «Джон Ячменное Зерно», читатели ахнули – ее писал запойный алкоголик, теряющий силы в борьбе с пристрастием. Но на самом деле Джек в момент издания книги пересел с допинга опьянения на допинг славы и богатства: «Работа и чеки стали меня единственными стимуляторами для жизни».

Биографы говорят, что алкоголь помог писателю собрать массу сюжетов для книг – его друзья в путешествиях под бутылочку виски рассказывали свои истории жизни. Писатель отличался крепким здоровьем и мог перепить любого, так что все истории дослушивал до конца и запоминал в деталях. Но в конце жизни алкоголь погубил Джека – он увяз в долгах, выпивку стал комбинировать с морфием и умер от передозировки или просто истощения в окружении пустых бутылок.

Hemingway And The Waiter

Эрнест Хемингуэй если бы не стал писателем, то был бы барменом

Хемингуэй не скрывал важной роли алкоголя в своей жизни. Он как-то даже признался, что переехал во Францию только потому, что там вино очень хорошее. Наш человек! На самом деле алкоголь помогал ему пережить ужасные боли после ранения в Первую мировую войну (из него вытащили 26 осколков!) и тяжелые приступы депрессии.

Вопреки расхожему мнению и популярной фразе «Пиши пьяным, редактируй трезвым» Эрнест не пил особо во время работы – алкоголь скорее помогал ему переживать уныние и печаль в перерывах между яркими вспышками работоспособности над текстом.

Эрнест знал толк в коктейлях, считал секретом успеха напитка в замороженной посуде и даже изобрел свой коктейль «Смерть в полдень». Смесь игристого вина и абсента валила с ног так же гарантированно, как и книги писателя. Он популяризировал коктейли мохито и дайкири, а однажды, напившись, на спор переломил крепкую английскую трость друга о собственную голову. Единственное, от чего не спас алкоголь Хемингуэя, так это от собственного безумия – он ушел из жизни, не оставив даже и предсмертной записки.

a7bd2b26b9a4e5cbc3c51fb791c7c896--beat-generation-jack-kerouac

Джек Керуак: «Ты пьян, иди домой!»

Однажды «король битников» Керуак предпринял попытку завязать со спиртным и отправился с другом в отдаленный городок в Калифорнии. Спустя три недели, ослепленный черной депрессией, Джек сорвался с места и ушел длительный запой – алкоголь крепко держал в руках своего пленника.

Манера Керуака напиваться вусмерть стала городской легендой. На зеркалах в туалете нью-йоркского бара White Horse Tavern была написана фраза «Керуак, иди домой». Ее вывели специально для писателя, чтобы хоть как-то напомнить ему о том, что хватит пить – пора и меру знать.

Любимым напитком Керуака был коктейль «Маргарита», но в дороге он отдавал предпочтение простому бурбону. Выпивка в дороге позволяла ему легко сходиться с людьми, находить яркие сюжеты, переживать новые впечатления и гасить собственные переживания. По одной из версий, писателя убил цирроз печени, по другой – он умер от ножевых ранений после пьяной драки  в кабаке.

Hunter S. Thompson

Хантер Томпсон: «Пить я начинаю в три часа ночи»

Отец гонзо-журналистики любил экспериментировать со стимуляторами. Чего только стоит знаменитое перечисление препаратов из первых страниц «Страха и отвращения в Лас-Вегасе»: «У нас было 2 пакета травы, 75 таблеток мескалина, 5 упаковок кислоты…» и так далее. Но алкоголь занимал в его жизни особое почетное место.

Алкоголь ассоциировался у него с людьми, был индикатором и мерой жизни. Например, в книге «Ромовый дневник» ром стал воплощением яркой богатой красочной жизни на фоне нищеты и человеческого горя. Алкогольный напиток создает гнетущую атмосферу пира на фоне чумы, по сути, книга стала одой рому. Если другие писатели черпали вдохновение в историях жизни людей, то Хантера поразило действие алкогольного напитка на человека.

В обычной жизни Хантер отдавал предпочтение бурбону или скочту «Чивас Ригал». По его словам, он мог начать пить в три часа ночи и продолжал пить в течение всего дня.

Все эти истории наталкивают на мысль, что творческие натуры использовали алкоголь не как инструмент вдохновения, а как механизм защиты от реальности. Когда живешь в мире грез, важно уметь совладать с жесткой реальностью – алкоголь помогал в этом, хотя и погубил многих из них.

Автор: Артем Кузьменчук

About XXL

Читать также

DSC0209

Натуральность как фетиш

XXL и украинские сомелье разобрались, чем интересны биодинамические вина и почему стремление делать вино в …