Во хмеле: Сергей Дидковский


Человеку всегда интересен другой человек, а еще – модернизировать собственное сознание. Впервые опробовав перебродившие в траве, упавшие с дерева, плоды, да ощутив от них измененное состояние сознания, человек пришел к эволюционному выводу.

Быть во хмеле превосходно.

Глупо запрещать естественные потребности. Например, оба знаменитых сухих закона – американский и советский – привели к не самым приятным последствиям. В США полный запрет алкоголя дал причину для процветания мафии и сократил количество населения страны. За бутылку бурбона могли убить, а за контрабанду из Канады – могли вовсе провести локальный геноцид.

В СССР, есть такая уверенность, за бутылку «портвейна», взятую без очереди, можно было получить по лицу. Дело не в мифе о спившейся нации. Алкоголь – естественный стимулятор, а его возможные последствия – пьяные драки или «смски бывшим» – заложены не в крепости и количестве спиртного, а в мозге человека. Как говорят, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

У меня есть приятели, которые не могут работать без спиртного в своей крови. Трезвые и скучные. Деморализованные. А только выпьют, и сразу запускают маховик эволюции – творят бизнес, и весьма успешно творят, смею заметить. Один из них даже открыл собственный бар, чтобы беспроблемно выпить на работе. Очень хороший бар, да и другие ребята, выпивающий рюмахи и бокалы, на качество труда не жалуются.

А люди творческие во все времена выпивали. Не все, но многие. Некоторые из них стали знаковыми благодаря спиртному. Например, Сергей Довлатов был тем еще выпивохой, нам с вами до него далеко. Как в смысле количества спирта в крови, так и в смысле мощности слова и профессионального совершенства. Послушайте, что говорил выдающийся представитель романтизма Эрнст Гофман:

Добросовестный музыкант, чтобы сочинить оперетку, должен пить шампанское, В нем найдет он игривую и легкую веселость, нужную для этого жанра. Религиозная музыка требует рейнвейна или юрансонского вина. Как в основе всех глубоких мыслей, в них есть опьяняющая горечь, но при создании героической музыки нельзя обойтись без бургундского: в нем настоящий пыл и патриотическое увлечение.

Давайте вспомним Уинстона Черчилля, который ежедневно выпивал литры мадеры и бренди. И был уважаемым человеком, вошедшим в историю. Впрочем, аналогии со столь видными мужами не повод ходить «на рогах» от одной питейной ко второй, но повод искать во всем плюсы и минусы. Парацельс удивительно метко сказал: «Все яд и все лекарство».

Допиваясь до чертей, следует изолировать себя в комнате, не выходить из нее (дабы не совершить ошибку) до тех пор, пока голова не станет ясной, а помыслы – благородными.

Употребляйте ответственно.

 

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев