Более миллиона душевнобольных


В Украине душевными недугами страдают более миллиона человек — и это только те, кто официально обратился за помощью к психиатрам. Примерно такой же процент пациентов наблюдается и во всех европейских странах. Разнятся только подходы к лечению.

Среди пациентов психиатрической клиники можно встретить и профессора математики, и слесаря. Болезни души не разбирают чинов и рангов.

Почему возникают — до сих пор точно не понятно. Оставляя таких людей в больницах, родственники, как правило, стараются забыть о них. Многих вообще подбрасывают — просто подвозят к воротам клиники и выталкивают из машин. Потом врачи начинают восстанавливать документы — выясняется, что их пациентов обобрали до нитки.

Раиса Федина, заведующая отделением Киевской психоневрологической больницы:

— Женя у нас не умеет ни читать, ни писать, а его рукой водили — и продали квартиру. Продали еще квартиру — у нас тоже есть такой больной. Вот остаются они одни, квартиры непорядочные люди забирают.

Лечение душевнобольных — дело долгое и дорогое. Каждый случай — индивидуальный. Сегодня отечественная психиатрия держится на нейролептиках, которые снимают приступы бреда и галлюцинаций. Многим помогают.

Михаил Шкляров, пациент Киевской психоневрологической больницы:

— Отдел отличный, персонал хороший. Так что я считаю — великолепно!

Понять, когда пациент может вернуться к обычной жизни, — сложно. Западная медицина — за то, чтобы всех неагрессивных пациентов возвращать в общество, обязательно давать работу — пусть поначалу простую. Украинская психиатрическая практика мечется между либерализмом и решётками на окнах.

Авторы этих работ — пациенты Киевской психиатрической больницы. Они любят ссылаться на биографии великих: Ван Гог свои лучшие картины написал, лечась в психиатрической клинике. Теперь он — один из самых дорогих художников мира.

Анатолий много лет лечил шизофрению. В больнице и начал рисовать. Теперь у него — два десятка персональных выставок.

Анатолий Юсичев, художник:

— Меня лечили даже электрошоком. Благодаря этому мне мало что помогало. Вообще, очень многие лекарства уже запрещают. По-моему, даже аменазин, который забивал полностью память. После аминазина я выходил, как чистый лист, ничего не помнил совершенно. Мне пришлось восстанавливать память.

Арт-терапия — очень популярна на Западе — теперь внедряется в Украине. В больнице Павлова — целое отделение с группами художественной пластики, живописи, шитья. Есть даже свой театр. Казалось бы — что может дать вылепливание фигурок? Оказывается — толчок к возвращению в привычную жизнь.

Светлана Грищенко, мастер по лепке:

— Пришел человек, сделал одну-единственную работу и он знает — я могу это! Значит, могу много чего еще. После этого пациенты, как правило, находят работу. То есть, возвращается и повышается самооценка.

Опытные психиатры говорят: за пределами больниц огромное количество людей находится в так называемом "пограничном состоянии" — один стресс, и человек выходит из категории "нормальных".

Такая тенденция характерна для всех стран. На Западе первыми заметили опасность — и теперь чуть ли не каждую неделю посещают психоаналитиков.

Источник

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев