Отец винной демократии США: тайна Томаса Джефферсона

Отец винной демократии США: тайна Томаса Джефферсона


Третий президент США дал своей стране Декларацию независимости и был одним из первых, кто попробовал делать американское вино. Правда, все попытки заканчивались катастрофой, но вины Томаса Джефферсона в том не было – истинную причину неудач президента-винодела раскрыли спустя много лет после его смерти.

До того как стать третьим президентом Соединенных Штатов Америки, 42-летний Томас Джефферсон работал послом США во Франции. Скучную бумажную волокиту дипломат разбавил путешествиями по стране, посещая винодельни Бордо, Бургундии, долины Роны и французского тогда еще Пьемонта. Путешествие открыло американцу новый дивный мир качественного европейского вина: человек с хорошим образованием и вкусом, он увидел в вине часть европейской культуры. Беда в том, что дома единомышленников у Джефферсона было немного. Американцы того времени пили крепленые вина из местных сортов винограда, не всегда пригодных к виноделию. Вернувшись в Америку, Джефферсон твердо решил привить соотечественникам любовь к европейским винным традициям. «Это будет несложно, – посчитал будущий президент, – ведь одного глотка этого напитка хватит, чтобы в него влюбиться».

Моряки-дегустаторы

Первым делом Джефферсон занялся импортом. Он организовал торговую компанию и наладил поставки вина в США прямиком из Франции. Каким же было его удивление, когда он получил письмо от управляющего винным промыслом с сообщением, что покупатели сочли бургундское слишком кислым и водянистым. «Этого не может быть, это же лучшее вино в мире. Срочно разберитесь», ‒ ответил Джефферсон.

Причина низкого качества вина из лучшего винодельческого региона Франции обнаружилась быстро и оказалась банальной: моряки-то как раз по достоинству оценили качество бургундского и, не скромничая, «одалживали» вино из бочек во время плавания. Недостачу, конечно, никто оплачивать не собирался: вино просто разбавляли питьевой водой.

Сначала к бочкам приставили вооруженную охрану, но скоро было найдено другое решение. Джефферсон одним из первых поручил перевозить вино исключительно в закупоренных во Франции бутылках. Многие бутылки разбивались или числились разбитыми при транспортировке, но вино как минимум не попадало на американские столы разбавленным, а репутация импортера не страдала.

Отец винной демократии США: тайна Томаса Джефферсона

Винный законодатель

Позже, уже будучи президентом, Джефферсон стал работать в обход посредников, напрямую с поставщиками, чтобы избежать больших недостач. Это обходилось дороже, поэтому импортную пошлину на вино он снизил, так как считал, что если хорошее вино и крепленая бурда будут стоить одинаково, то люди предпочтут качественный напиток и, таким образом, станут приверженцами винной культуры. Снижение налогов на винное производство Джефферсон также пролоббировал лично – казалось, что президент денно и нощно думает о том, как сделать свою страну великой винной державой. Интересно, что в свой первый рабочий день на посту президента Томас Джефферсон шел на работу пешком, чтобы показать близость к народу. Он же потребовал отказаться от пышных приемов и сократить расходы на содержание президента. Но при этом в хорошем вине себе не отказывал – 12% своего жалованья он тратил на редкие и дорогие напитки.

Бокал Мадеры за Независимость

Президент питал слабость к сотерну и мадере – именно с бокалом «Мадеры» он произнес тост о Декларации независимости, одним из авторов которой и был. Кроме того, Джефферсон настоял на поставках в США вин «Шамбертен», прямых поставках из Бургундии, Бордо и долины Роны. Однако американское общество, похоже, не слишком было готово к страсти Джефферсона. Над его любовью к вину всегда подшучивали.

В 1891 году в ответ на обеспокоенное письмо врача (последний переживал об излишествах в употреблении вина) Джефферсон сказал: «Вино незаменимо для моего здоровья. Моя мера не способна привести к опьянению: это 3 или 4 бокала, один из которых я обязательно выпиваю за ужином. Это всего лишь удвоенная рекомендованная врачами порция в полтора бокала, которую я иногда могу разделить с другом». Достоверно известно, что домашнее хозяйство президента потребляло 400 бутылок в год. Учитывая, что третий президент США дожил до 83 лет, его слова о влиянии вина на здоровье не были лишены смысла.

Катастрофа на виноградниках

Будучи агрономом, Джефферсон не раз пытался высадить виноградники на территории родного штата Вирджиния. Он мечтал сделать здешние виноградники такими же великими, как и в Бургундии. «В Соединенных Штатах мы могли бы производить так же много интересных вин, как в Европе, – не именно такие, но, несомненно, не менее хорошие», – писал наш герой в дневнике в 1808 году. Знал бы он, какое разочарование его ждет.

Он был не первым, кто решил посадить в Вирджинии европейские технические сорта. Местный виноград здесь рос сам по себе, но для вин он был малопригоден. Вина из местных лоз получались резкие, с никудышным ароматом и отвратительным послевкусием. Джефферсон тратил свои сбережения на европейские саженцы, но они никак не приживались на здешних почвах.

Тогда он нанял итальянского винодела Филиппо Маццеи, попросил его подобрать лозы самых устойчивых сортов и засадить ими виноградники в Монтичелло. К сожалению, затея полностью провалилась – вся лоза умерла. Джефферсон заказывал новые и новые саженцы, пробовал другие участки, платил садовнику двойную зарплату, чтобы тот следил за лозой, но результат был один и тот же – лоза усыхала.

Никто не мог определить причину, по которой лозы не приживались на американской земле. Ктото даже пустил слух, что неудачи преследуют президента из-за проклятия индейского племени, которое жило на месте виноградников.

Уже после смерти Джефферсона выяснилось, что лозы уничтожала земляная тля филлоксера.

У местных сортов к ней был иммунитет, а вот европейские растения, впервые столкнувшись с ней, тут же гибли – тля просто высасывала все соки из корней. В 1863 году филлоксера пересекла в трюмах кораблей океан и выкосила едва ли не все европейские виноградники.

Точно так же, как уничтожала посадки Джефферсона. Но Джефферсон так и не узнал этого. Он умер в 1826 году, обессиленный и разоренный попытками запустить винное производство в США. Оказалось, что он потратил на эксперименты с виноградной лозой свои последние деньги. В конце жизни он даже разочаровался в дорогих и изысканных напитках. На письмо своего друга-поставщика с вопросом, какое вино ему привезти из Франции, Джефферсон ответил так: «Самое простое, мне без разницы».

Интересно, что через 200 лет одним из виноделов Вирджинии стал президент США Дональд Трамп. Это не простое совпадение. Как бизнесмен, Трамп хорошо знает, какие винодельни дадут хорошее качественное вино и принесут большие деньги. Ведь сегодня Вирджиния – один из крупнейших винодельческих регионов США. Так что Джефферсон делал вполне верную ставку, просто не мог знать в те времена о филлоксере.

Скандал с коллекцией Джефферсона

В 1985 году немецкий бизнесмен Харди Роденшток заявил, что к нему в руки попало несколько бутылок вина Chateau Lafite Rothschild 1784 и 1787 годов урожая. Звучало невероятно, но бизнесмен объявил, что купил вино у рабочих, обнаруживших тайник с бутылками в стене старинного парижского особняка. На бутылках были выгравированы инициалы Th. J. Винный мир замер от сенсации – по всей вероятности, это были вина из личной коллекции Джефферсона, которую он не успел переправить в США.

Одна из бутылок была продана через аукционный дом Christie’s в том же году и куплена за 105 тысяч фунтов стерлингов наследным владельцем издательства Forbes Кристофером Форбсом. Это стало рекордной суммой, отданной когда-либо за вино. Данный рекорд побил американский миллиардер Уильям Кох, купив вторую бутылку за 400 тысяч долларов США.

Довольно скоро обнаружилось, что история с вином Джефферсона – фикция, так как подпись у третьего президента США была с другим расположением точек, да и сама гравировка на бутылке выполнена с помощью современной стоматологической машинки.

Узнав об афере, Кристофер Форбс мрачно пошутил, что стал обладателем «самого дорогого шмурдяка в истории». А вот обманутый Уильям Кох подал в суд на Роденштока и аукционный дом Christie’s. Однако из-за того, что он не являлся гражданином США, немецкий бизнесмен так и не ответил по закону за свою аферу.

Но наследие Джефферсона все еще можно попробовать – для этого не обязательно тратить миллионы. Каждое вино из США, будь то Калифорния или Северная Каролина, каждая бутылка на полке американского супермаркета, каждый выбор, который делает американец в пользу вина, а не пива или ликера, – личное достижение третьего президента США, который искренне верил: вино способен полюбить каждый, кто хоть раз попробует настоящее бордо.

Текст: Артем Кузьменчук, винный журналист

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев