Home / Еда и алкоголь / Обзор / Слово главреда: градус распада
gradus-raspada

Слово главреда: градус распада

В отсутствии желания расхолодить вас, приступил за написание сего странного опуса. Впервые на территории Российской империи, при которой нам довелось плохо жить, «сухой закон» приняли в 1914 году.

Полумертвая, избитая большевиками и всяческими «эсерами», империя сама полезла в петлю. Спустя три года после добровольного принятия «сухого закона» государство окончательно перестало существовать.

Хитрые большевики, те еще прохвосты и пройдохи, знали, что народ любит пить. Страна преимущественно холодная и напрочь депрессивная. А, как говаривала Екатерина Великая, «пьяным народом проще управлять». Таким образом, возник новый алкогольный напиток – дешевая в производстве смесь этанола и воды – водка.

В 1936 году водка получила ГОСТ, и перестала быть традиционным продуктом дистилляции, но стала легким способом напоить нищую массу рабочих и крестьян.

В 1985 году Михаил Горбачев, понимая необратимости исторических процессов, вновь закрутил ее – истории – спираль. Ввел «сухой закон». Настолько сухой, что его верноподданные травились очистителями для стекла, «бабкиным самогоном» и умудрялись мешать одеколон со сгущенкой.

В 1991 году Советского союза не стало. Естественно, рано или поздно государство должно было умереть. Джинсов в нем не было, за просмотр фильмов на видеомагнитофоне можно было сесть в каталажку, а плановая экономика авторства распадающихся на атомы и гниль «верхов» потерпела окончательно поражение.

Однако последним апперкотом в голову империи зла стали даже не ракеты США, направленные на СССР улыбчивым Рональдом Рейганом.

Советский союз пал по причине «сухого закона». Рабочие и крестьяне вынужденно стали пить меньше. Бутерброды с колбасой «по 2,20» и «трехкопеечные» булочки стали терять свою гастрономическую привлекательность в искривленных устах недовольных мужчин и женщин.

Как же так, не пить вовсе? Что за дела, стоять в очередях, чтобы вырвать из чужих цепких лап землистого цвета две бутылки портвейна? Да пошел он, этот чертов «совок». Ладно, если одни джинсы на всю жизнь, да одна цветастая рубашка. Но зачем же бить по святому?

В этом тексте нет никакой морали и даже бытового вывода. В принципе, в нем нет даже литературного окончания.

About Сергей Дидковский

Главный редактор.

Читать также

vysokaya-kuhnya-5

Страницы оближешь: 5 незаменимых настольных книг о высокой кухне

Из которых одна 15-томная энциклопедия, три альманаха от трех маэстро мировой гастрономии и одна — …