Говянина 2: Немецкая версия аварии на ЧАЭС — Ядрьон обід!


Когда кажется, что тема закрыта, всегда найдутся умники, которым померещится, будто у них в головах есть золотой песок из которого можно выплавить слитки истины. Немецкие музыканты решили, что именно им известна правда о трагедии в Чернобыле.  Парни, которые на момент взрыва энергоблока сосали титьки в стране, где радиацией называли вид особо перченых колбасок, подумали, что им очень близка тема. В итоге мы с вами можем лицезреть обложку их альбома, выпущенного в 2012 году.

Посмотрите на логотип группы. Понятно, что тем, кто играет брутальный death metal, нужно выебнутся, чтобы привлечь к себе внимание, но таких выебосов я еще не видел. Сугогохин –  вот, что видит нормальный человек. Это слово может быть фамилией: Сугогохин Василий Николаевич – глава садового кооператива.  Но какого хуя бывшему инженеру турбостроительного завода делать на обложке молодых металлистов? Подключаем к поиску эти ваши интернеты и узнаем, что группа называется Cytotoxin. Это тот случай, когда люди сами не хотят чтобы у них появились фанаты: «Классная музыка, а что за группа? », — «А хуй его. Девять древнегерманских рун каких-то». Но групповое изнасилование своего собственного бренда, это мякиш по сравнению с горбушкой, об которую слушатель должен будет сломать зубы в попытке разобрать название альбома. Даже после двух-трех попыток получается прочитать «Ядриорн обид». Если воспринимать название с точки зрения украинского языка все вполне логично – ядрьон обід. Это вид трапезы, когда в еду наваливают хуеву тучу горчицы, хрена и эссенции чилийского перца. В полной версии фраза звучит как «ядрьон обід, сука, блять, здається я сикнув у трухани від жару». В поисках истинны, опять же лишь при помощи гугла, понимаем, что альбом называет Radiophobia. Ебашеньки! Как в этот набор из кириллицы и латиницы закралось слово Radiophobia, учитывая тот факт, что заканчивает слово старой доброй буквой «д»?

Не менее доставляет и композиция обложки. Чувак на переднем плане больше всего все-таки подходит под название «Ядреный обед» — глаза демонстрируют адскую боль в пылающем от перца анале, дым идущий снизу, наглядно показывает как можно пердеть огнем. Как этот человек должен был продемонстрировать радиофобию, не понятно. Если он боится радиации, ради всего святого, какого, блять, хуя он приперся в самое стремное для себя место в мире – Чернобыльскую станцию? Дальше все по сценарию школоло – молния бьет в местность неподалеку от чертового колеса, пугающе нависает главный энергоблок. Даже если бы эстетика Чернобыльской трагедии  не была бы на сто процентов раскрыта в игре «Сталкер», обложка Radiophobia не вызвала бы ничего кроме улыбки. Неплохое стилистическое исполнение было погребено под пластами юношеского жлобства. Ребята попытались напугать нас самой обыденной картиной из жизни пост апокалипсической Припяти, на переднем плане которой изображен чувак, в оргазмическом приступе впитывающий радиацию своими причиндалами.  Не удивили, рассмешили. Казалось бы тоже хорошо. Вот только для тех, кто играет страшный метал, это тоже самое, что для клоуна довести детей до слез. Что я могу посоветовать. Развивайтесь, мои баварские  жлобики, и не давайте мне в следующий раз повода расчехлять свой мясницкий тесак. Ведь в мире еще очень много говянины, а значит и работы для старого Гарри.

Поделитесь в социальных сетях:
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on StumbleUpon
StumbleUpon
Share on Google+
Google+
Pin on Pinterest
Pinterest

Комментарии

комментариев